Назад к оглавлению

В память об Алексе Роу :

Глаза того человека, безмятежностью были полны,
И мести он жаждал, быть может, конечно, в крови...
Сказал он что погибли наши отцы... А я... И сразу не понял,
Что между нашими судьбами, в конец, мосты развели...

Тот черный, несмотря на ясный день, силуэт,
Напомнил мне сладость полета, и я, как невольный поэт,
Все помню и помню, того, странного, потерянного человека...
Его позже не видел никто, быть может, исчез он навеки?

Купил билет в один конец? Разбился на Ваншипе?
И слышен только ропот птиц, а человека нет в помине...
Пропал он, странно, навсегда, как будто что-то знал такое?
А может просто, в одиночестве безлюдном, от боли духа помер...

Маэстро :

Дельфина властью не чуждалась,
Своей натурой пестрою слыла,
Но в миг текущии оплашалась...
Сдавила горло ей озябшая рука...

Сдавила сильно, местью крвоной,
И промелькнули розы лепестки,
А в горле тембр стал неловкии,
Каким читают все стихи...

В память об отце Клауса :

В окне моем погасла лампа...
Давно уже не дует ветерок,
Отца картинка в темной рамке,
Напоминает жизненный порок.

Хотелось мне назад вернуться,
Отговорить лететь отца...
Теперь, сижу, не развернуться...
Скорблю и помню без конца.

Как я сидел в Ваншипе с ним,
Играл, да управлять учился,
Открыл он мне полетов гимн...
Исчез потом, и даже не простился...

***

Архипелагов темный смог,
Чернел все дальше, к фьордам.
Ваншипа яростный издох...
Гремел ужасно, без умолка...

Магнитный компас рвало вверх,
Потом все вниз, к течениям рек...
Летел Ваншип, сверкали искры,
И резвый клавдии шунт пробил...

И там, пилот как сумасшедшии...
Вовсю к сырой земле клонил,
Летел не много, мига час...
Завис немного, в облаке погас.

Он взмыл под гласный небосвод.
Глотнул свободы, крови тонкой...
Пощебетал в той синеве чуток,
И рухнул оземь, очень больно...

(с) Аякс 2005


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)