Назад к оглавлению


Хроника Мистериона



Эпизод II


    Маркус уже около часа кружил на месте встречи со своим ведущим пилотом. В его душе уже зародилось беспокойство, ведь Акрис всегда был пунктуален, и никогда не заставлял ждать людей, а тут, задерживается на пол часа. На сообщения, которые отправлял Маркус по радио, тоже никто не отвечал. Это было даже более чем странно, и, наконец, не выдержав, он отключил автопилот истребителя,  и направил машину вдоль непроницаемой, для солнечных лучей, стены тумана, обозначавшем границы Великого Потока. Вдруг Маркуса осенила будоражащая мысль: «а что если в Великом Потоке,  навигационный радар сбился,  и выдал неверные координаты?». Другого объяснения быть просто не могло, он прибавил тяги и стал внимательнее всматриваться в мониторы. «Акрис, наверное, меня уже заждался, и уж точно выскажет всё по поводу моей медлительности. Неудивительно, мой первый полёт, а я так оплошал…» - обдумывал он своё положение. Рисунки возникавшее вслед за рамкой радара истребителя, всё менялись и менялись, а координаты удалялись друг от друга на многие километры. Шкала наличия клавдия сильно изменилась за время полёта, из ярко зелённой, она сначала приобрела золотистый оттенок, а теперь и подавно стала тёмно-оранжевой. Времени для дальнейших поисков уже не было, любая задержка могла теперь стоить целостности машины, а если топлива не хватит и он таки свалится на жаркие анаторские пески, то не видать ему больше полётов как своих ушей. С такими скверными мыслями, он развернул  «Борт 07» и направил машину в сторону станции. «Наверное, я всё-таки опоздал, и Акрис уже давно улетел на станцию. Ну и поделом мне, в следующий раз буду быстрее думать» - всё больше злясь на свою несообразительность, размышлял Маркус. Он уже  рисовал в уме картины, как усмехнётся Акрис, услышав его объяснения по поводу задержки, и мысленно готовился принять обиду и не подать вида что расстроен. Да что уж говорить, настроение у него теперь было препакостное. Да и зачем он только делал всякие выкрутасы перед станцией в начале задания? Теперь из-за этого он чувствовал себя полным идиотом, вот уж будет повод над ним посмеяться. Решил показать себя, чуть ли не королём неба, а на деле даже правильные координаты определить не смог, одно слово – воображала. Так, терзая и виня себя в том, что не смог достойно провести свой первый полёт,  Маркус добрался до станции. Солнце уже клонилось к закату, и стальные бока  наблюдательной станции, понемногу стали приобретать багровый оттенок, отражая лучи предзакатного зарева. -«Утренняя звезда», это «борт 07», выполнение задания
законченно, разрешите стыковку. – подавленно произнёс Маркус в микрофон своего шлема.
-«Борт 07» это «утренняя звезда» – раздалось спустя несколько секунд из динамиков в кабине – стыковка разрешена, проследуйте к ангарному шлюзу.
Подлетая к шлюзу ангара, Маркус взглянул на радар. Координаты станции совпали вплоть до дюйма. Как гора с плеч – немного повеселев, подумал он. Створки ангара медленно распахивались перед истребителем, открывая взору пилота внутренности станции. Медленно влетев в шлюз, Маркус подлетел к месту стыковки, описал в воздухе круг, и плавно опустился на кончик «луча» своей платформы. Он заглушил двигатели, обхватил свою голову руками, и глубоко вздохнул. Мысли, словно пчелиный рой, крутились у него в голове. Радар не соврал, координаты места встречи были верны, но Акриса там не было, как впрочем, не было его на протяжении всей стены тумана, окружавшего Великий Поток. Если бы он вернулся на станцию, то ноль-третий истребитель стоял бы на своём стыковочном луче, однако делая круг вокруг места посадки, Маркус сколько не всматривался , но так и ни увидел «борт 03» на своём месте. Следовательно, на станцию Акрис тоже не возвращался. Сердце Маркуса щемило от его ужасных догадок, «неужели Акрис пропал подобно многим неопытным пилотам в пучине Великого Потока? Как такое могло случиться, ведь он уже не раз туда летал, и возвращался, даже не повредив, разведывательный истребитель, который особой прочностью-то и не отличался. Маркус еле сдерживал слёзы, он никогда не думал о таком повороте событий, и сейчас в нём переплетались самые разные чувства. Друзей у него не было, только товарищи, да и с теми он дружил, только потому, что каждый день, они сталкивались, во время обучения пилотированию. Акрис был единственным, с кем он иногда мог поговорить по душам, спросить совета или попросить помощи. Ком подступил к горлу, и он уже почти дал волю чувствам, но вдруг по обшивке негромко постучали. Маркус пошевелил шариком на панели управления, и в такт шарику, левая часть монитора начала вертеться, ища источник звука. Наконец объектив повернулся в сторону мужчины, среднего роста, плотного телосложения, с беспорядочно торчавшими во все стороны пучками волос, создавая впечатление, что их владелец только недавно проснулся. На лбу у него была золотистая татуировка – три линии, расходившиеся от точки, знак касты пилотов. Это был Вайнер – старший механик станции. Ходили слухи, что он сам всегда осматривал каждый истребитель, прибывший с задания, Маркус считал, что это всё полный бред, незачем просто главному механику, собственноручно проверять все системы машины, однако теперь эти слухи оспорить было явно нечем, а появление этого самого главного механика не произвело ровно никакого впечатления. Он разгерметизировал кабину пилота, и выбрался на взлётно–посадочную площадку.
-Есть жалобы на работу истребителя? – монотонным голосом поинтересовался главный механик, когда Маркус поравнялся с ним.
-Нет, всё просто замечательно работает – пробурчал Маркус в ответ, и, потупив взгляд, не обращая внимания на диспетчера, говорившего что-то про отчёт, направился прочь из ангара. Выбравшись в коридор, ведущий в жилые отсеки, он не спеша, пошёл к себе домой. В голове было пусто, ни одной мысли не проносилось в его сознании, он просто шёл и шёл, по залитому оранжевым светом коридору, слегка шаркая подошвами. За иллюминаторами садилось огненное светило, раскрашивая редкие облака во все оттенки красного. Немного погодя,  солнце окончательно зайдёт за горизонт, завершив, таким образом, ещё один будничный день, ещё одного скучного месяца, вереницей тянувшихся из прошлого в будущее

Акрис неподвижно лежал на земле. Он медленно открыл глаза. Всё вокруг заливал тёплый белый свет, струившийся, казалось бы, из ниоткуда,  вокруг не было не то, что других цветов, но даже  оттенков чем либо отличавшихся от белого. Акрис привстал,  и ощутил, будто тело было бодрым и полным сил, как будто и не было никакой аварии. В душе было непоколебимое спокойствие, будто так всё и должно быть, и по-другому никак.  Чувствовалось, что тут он в безопасности, никто не обидит, никто не причинит зла. Недалеко от него находилось несколько человек, не то чтобы людей, а их светящиеся контуры, которые различались на белом фоне, лишь благодаря золотистым очертаниям вокруг их тел. Он смотрел на них, и, тем не менее, не мог различить хоть одной конкретной детали различавшей их, только золотистые контуры, обрамлявшие нежное, молочно-белое сияние, исходившее от существ. Неизвестно откуда, но Акрис знал – это друзья. Они не могут обмануть его или предать, они здесь, чтобы помочь ему. Он не находил в этой ситуации ничего странного, будто так происходит очень часто, и нечему тут удивляться, и вправду, как например можно удивляться тому, что  солнце встаёт каждое утро и заходит каждый вечер? Одно из светящихся контуров протянуло ему руку, как бы звало с собой. Акриса объяло чувство любви, как будто его зовут его лучшие друзья, нет даже больше, как будто это его семья, и зовут они его туда где ему будет хорошо, где он не будет ни от кого зависеть, не будет ничего боятся, его друзья будут с ним, а вокруг будет светить это чудесное золотисто-молочное сияние, которое, казалось  бы, не только грело его изнутри и вызывало приятное чувство уверенности в будущем, но и знало ответы, на все существующие в мире вопросы. Он сделал первый шаг к ним, потом второй. Акрис не видел их лиц, но казалось, они смотрят и улыбаются ему, как бы говоря – «давай, иди к нам, ещё чуть-чуть». Он всё ускорял и ускорял шаги, и, наконец, побежал к ним. Но внезапно что-то промелькнуло у него в памяти. Он остановился, посмотрел назад. Сзади, свет как будто бы уменьшался и уменьшался, становился всё темнее и темнее, и где-то там, среди потемневшего белого сияния, которое уже больше был похоже на серое,  в куче серебристого снега, перевёрнутый навзничь, лежал его разбитый «Борт 03»… Акрис снова посмотрел на существ, они всё так же ждали его и улыбались, потом посмотрел на истребитель. На душе было тягостно, будто он что-то забыл, что-то требовало его вмешательства, но, сколько он не силился, вспомнить так и не мог. Он опять повернулся к существам:
-« Мы всё равно неизбежно встретимся, но не сейчас… не сейчас. Простите, но у меня ещё есть дела » - спокойно, почти шёпотом, произнёс он им. Золотистые фигуры, казалось, понимающе ему кивнули, и опустили руки и он, повернувшись к ним спиной, пошёл вперёд, где его ждал его разбитый третий борт. Фигуры смотрели ему вслед, и провожали. В последний раз, прежде чем шагнуть на снежный покров, расстилавшийся за границами белизны, он обернулся к ним, улыбнулся, подмигнул правым глазом, и шагнул вперёд….
 
Всё тело ломило. Голова звенела, словно тревога на боевой станции, а при попытке двигаться начало ещё и подташнивать. Акрис приоткрыл глаза, это удалось ему с трудом, засохшая кровь никак не хотела отпускать его ресницы, и пришлось левой рукой соскрести её. Сделав это, он аккуратно повертел головой и осмотрелся. Его тело свисало на фиксационных ремнях кабины пилота, руки болтались как маятник у часов. Шлем находился в полузакрытом состоянии, видимо заклинило из-за повреждений. Акрис пошевелил сначала руками, а потом ногами. Вроде бы всё цело, ничего не сломано. Он отстегнул ремни фиксации, и плавно опустился на потолок кабины. В кабине было противно лежать, разбитые стёкла, валявшиеся и торчавшие практически отовсюду, перепачканные тёмно красными пятнами стены, да к тому же пропитавший всё запах крови  вперемешку с гарью перегоревших проводов. Он повернулся набок, и открыл в задней стенки кабины управления, скрытый отсек, в котором хранилось две дозы «ускорителя метаболизма», сухой поёк и оружие. Откреплений один из «метаболизаторов», Акрис, через разбитый шлем, кое-как поднёс его контактную часть к своей шее и нажал кнопку. Из прибора, тут же выскочила миниатюрная игла, впилась в шею и вкачала в ослабевшее тело дозу препаратов ускоряющих метаболические функции организма. Акрис повернул рычаг аварийной разгерметизации кабины. Никакой герметичности, конечно же, после того как оторвало крыло с куском обшивки, там не было, поэтому он чуть заметно усмехнулся, когда промелькнула мысль «надо разгерметизировать кабину». Сработавшие пиротехнические патроны отстрелили крышку шлюза, и она, вертясь в воздухе и ухая, словно крылья ветреной мельницы, улетела прочь от корабля. Сверху расстилалось прекрасное тёмно-синее ночное небо, с яркими, как бортовые огни звёздами. Акрис выпутался из лямок и ремней, фиксировавших его в кабине, и еле двигаясь, на четвереньках пододвинулся к краю шлюза, перевалился через него и повалившись на спину, упал в мягкие объятия серебристого снега. Снова перевернулся, и на четвереньках потихоньку отполз от корабля. Кровь била в висках как огонь из авиационных пулемётов гильдии, в глазах потемнело, он перевернулся на спину, раскинул руки в разные стороны, и, утихомирившись, стал наблюдать за ночным небом, на котором почему-то не было ни единого облачка. Звёзды сияли каждая по-своему, то на мгновение замирали, то вспыхивали чуть ярче обычного, как будто подмигивали Акрису, он подмигнул им в ответ. Иногда, вдоль небосвода проскакивали яркие кометы, сгорая в слоях атмосферы. Акрис вспомнил как в детстве, увидев несколько таких звёзд через иллюминатор, в своей комнате, он спросил у отца, пилота штурмового подразделения гильдии:
- « Папа, ты летаешь почти у самого края неба, ты, наверное, знаешь, что это там светит?»
-«Это наши славные предки, летают на своих кораблях, и следят, правильно ли мы всё делаем» - ответил ему отец
-« Вот бы когда-нибудь их увидеть» - вымолвил маленький Акрис
Только потом он узнал, что это вовсе не великие пилоты их предков, а всего лишь куски звёзд, падающие вниз. В гильдии очень ценили эти куски, из них делали летательные аппараты. А в память о том, что истребители и штурмовики, разведчики и транспортники, являются частью звёзд, кто-то в древности стал создавать их в форме этих самых звёзд. С тех пор, делать четырехконечные летательные аппараты, стало традицией гильдии.
«Наверное, я подобно этим звёздам, свалился вниз, на эти бескрайние снежные просторы» – подумал он с усмешкой. Его лётный комбинезон был сделан из прочного, тёплого материала, да ещё и умел поддерживать определённую температуру. Если было жарко, он охлаждал тело пилота, если же холодно, как теперь, то пытался не отпускать тепло пилота, а то и вовсе немного согревать. Голова Акриса  находилась в полу разбитом лётном шлеме, лишь изредка лицо морозило, залетавшем, сквозь осколки лицевой части шлема, ветерком. Только теперь, Акрис почувствовал, как он устал и измотался, во время, казалось бы, нехитрого перемещения из истребителя наружу. Он ещё раз посмотрел на завораживающее ночное небо, улыбнулся и прикрыл глаза, спустя несколько минут царство сновидений приняло его в своё лоно.  
Когда Акрис проснулся, солнце уже подходило к середине небосвода. Он встал, и тут же с испугом прислушался к своему телу. Сильной боли вроде бы нигде не было, только голова при поворотах продолжал позванивать. Нестерпимо хотелось есть, казалось, что попадись ему сейчас птица дождя, он бы заживо её съел, однако он отогнал от себя столь мерзкие мысли, ведь во  внутренней стенкой кабины пилота, в его «борте 03» был сухой поёк! Акрис неторопясь подошёл к истребителю, заглянул в кабину и вытащив из потайного отсека герметичный свёрток с едой, уселся на правое крыло машины. Он перевалился через крыло истребителя и через отверстие в разбитом шлеме вытряхнул из него все осколки стекла. Теперь можно было убрать шлем, не боясь при этом  перерезать себе горло, случайно дёрнувшимся осколком, что он незамедлительно и сделал. Потом он распаковал свёрток с едой, вытащил от туда флягу с водой, и как можно быстрее пытаясь утолить свой голод, вцепился в кусок вяленого мяса. Не прошло и десяти минут как от сухого пойка ничего не осталось, а фляга с водой на половину опустела. Акрис спрыгнул с крыла машины, и стал умываться снегом, пытаясь оттереть своё перепачканное засохшей кровью лицо. Умывшись холодным снегом, он забрался на брюхо своему верному «нольтретьему» и начал оглядываться по сторонам. Невдалеке, в его направлении что-то двигалось. Ну что же, если это люди, то я в скором времени окажусь дома, с радостью подумал он. В ожидании встречи, Акрис устроился на правом крыле, и пригреваемый тёплым солнцем стал ждать прихода помощи.
      Примерно через полчаса, он сумел разглядеть шедших к нему людей, неудивительно, расстояние между ними было куда меньше ста метров. Это были мужчины, пять человек, одетые в меховые полушубки с пушистыми белыми воротниками, на головах у них были шапки, сделанные из того же меха. У двоих в руках были ружья, остальные же троих, ружья были за спиной. Когда незнакомцы подошли на расстояние около десяти шагов, Акрис спрыгнул с крыла истребителя, и сделал пару шагов к ним навстречу.
-«Вы только гляньте, кто свалился нам на голову - с усмешкой произнёс тот, что шёл впереди – уж не юный ли гильдийский пилот? Неужели ваше королевское высочество решило тут позагорать?»
Его спутники загоготали во всё горло. Машина лежала, казалось бы, в воронке, образовавшейся при падении, тем более за перевёрнутым истребителем тянулся длинный снежный шлейф, обрамлённый по краям чёрными пятнами гари, на месте правого крыла зияла огромная дыра, через отверстие от шлюза виднелись разбитые стёкла приборов и закопченные стены.  А посреди всего этого стоял подросток, в измазанном чёрными пятнами сажи лётном комбинезоне, с тёмно багровыми пятнами засохшей крови на волосах и косичке, свисавшей у левого виска, да к тому же ещё и с глубоким порезом, начинавшимся чуть выше левой брови, и заканчивавшемся посередине левой же щеки. Уж увидав такое, ни как  не скажешь что это отдых… «Да они издеваются надо мной! Нужно быть полным идиотом, что бы ни понять, что здесь произошло» с гневом подумал Акрис.
-«Постойте, а может это вовсе и не парень? – продолжал насмешки тот же бородатый увалень, – гляньте какая косичка, да такой любая девка позавидует»
Снова раздался дружный гогот.
Акрис мог простить людям многое, но только не оскорбление. Как можно терпеть насмешки от тех, кто до сих пор живёт как животное, и не знает даже мелочей, в которых может разобраться  каждый гильдийский ребёнок?
-«Лучше заткни свой поганый рот, иначе ты его больше никогда не откроешь!» - в ярости выкрикнул Акрис.
Бородатый сделал вид что не услышал предназначенной ему фразы, и продолжал резко высказываться в адрес Акриса.
-«Все вы гильдийские выродки одинаковые, строите из себя не весть кого, а на деле только пустомели и неудачники!»
Акрис уже сделал предупреждение, и отказываться от своих слов не собирался. Нагнувшись, он подхватил кусок стекла, который сам же недавно вытряхивал из шлема, и сделав резкий выпад полоснул бородатого по лицу. Удар пришёлся по подбородку, не сказать, что бы Акрис целил именно туда, но удар оказался весьма болезненным. Бородач  заорал, схватился за лицо и прыгнул в сторону от Акриса. Один из его соратников подбежал к Акрису и попытался ударить его прикладом по голове. Акрис прогнулся назад, так что приклад от ружья пролетел над его лицом. Но это было поспешным движением. Его тело ещё не до конца восстановилось, спину поразила резкая боль, и вместо того, что бы вновь принять вертикальное положение, Акрис повалился на лопатки. Тут же к нему подбежали остальные молодчики, и принялись усердно обрабатывать его пинками.
 « Из огня, да в полымя» - подумал Акрис, закрывая лицо руками от ударов ботинками. В глазах потемнело, мышцы расслабились, и Акрис потерял сознание.



Эпизод III

Эпизод IV

Эпизод V

Эпизод VI



Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)