Назад к оглавлению


Хроника Мистериона

Эпизод II

Эпизод III



Эпизод IV
 

     Акрис лежал в снегу, и как можно осторожнее пытался  стащить винтовку с плеча. Кажется медведь, бродивший в ста шагах от Акриса, так ничего и не заподозрил. Ещё бы, а как ещё полагается подбираться к своей добыче, приемнику главы охотничьей гильдии? Акрис аккуратно подтянул ружьё к себе, и как можно тише перезарядил его. Оставалась самая малость – хорошо прицелиться. Акрис снял варежку и положил палец на спусковой крючок. Сердце легонько билось, дыхание было равномерное. Перед глазами были только прицельные приспособления ружья и цель, всё остальное сейчас не интересовало его. Время замедлилось, в голове эхом повторялись удары сердца, выдох…Раздался выстрел, медведь, так видимо ничего и не успев понять, шатнулся из стороны в сторону, и рухнул на правый бок. Акрис вздохнул, на несколько секунд закрыл глаза, затем встал из снега и посмотрел направо -  в сторону, с которой раздался выстрел. Метрах в двухстах, из снега встала фигура, в белом тулупе, и сняв капюшон, из под которого показались волосы огненного цвета, помахала ему рукой. Акрис медленно пошёл, к теперь уже не своей, добыче. Снег тихо скрипел под подошвами ботинок. Подойдя наконец к туше медведя, Акрис присел рядом и осмотрел её. Пуля попала прямо в глаз жертве, так что шкура осталась целой, и даже сохранила свою безупречную белизну на морде медведя.
  - Ну, Белый Волк, спорим, ты бы не сумел сделать это лучше – донеслось из-за спины.
  - Карина, зачем ты снова за мной следила? Я бы прекрасно справился и без твоей помощи. – с упреком произнёс Акрис.
- Ты видимо забыл, что по одному, охотникам запрещается покидать пределы посёлка, не мы придумали эти правила и не нам их нарушать – невозмутимо, всё с той же улыбкой проговорила она. – раз уж не стреляешь, хоть сани подтащи.
  Акрис ухмыльнулся и пошёл к тому месту, где недавно оставил сани, увидав невдалеке медведя. Зла на Карину он никогда не держал. Акрис успел переругаться и подраться практически со всеми своими сверстниками, и несколько раз из-за того, что обижали Карину. Сама она не могла дать отпор молодцам, которые, будучи старше, завидовали успехам талантливой маленькой охотницы. Вот тогда-то однажды, увидев, что Карина  вернулась домой плачущей, Акрис расспросил её о случившимся, и тут же пошёл сам во всём разобраться. Виновником оказался сын местного кожевника – Андре. Он сидел тогда на поленнице, и весело о чём-то рассказывал своим сверстникам. Акрис быстрыми решительными шагами направлялся к нему. Местные, тогда вообще не считались с Акрисом, и смысла, говорить о случившемся, просто небыло. По философии Акриса, думать надо, перед тем как делать грязное дело, после, приходится только платить по счетам, поэтому будь шанс объясниться, Акрис всё равно не воспользовался бы им. Андре увидел направляющегося к нему Акриса и попытался, видимо, отпустить шуточку в его адрес. Акрис быстро поравнялся с поленицей, схватил разряженное ружьё Андре, опиравшееся на неё, и, крутанув над головой, для большей инерции, со всей силы ударил владельца в челюсть. Андре со стоном повалился на землю, а его товарищи обступили Акриса, держась таки на порядочном расстоянии. Потом были какие-то возгласы о том, что надо бы научить новенького хорошим манерам, и тому подобное. Но в тот раз Акрис уже был готов к драке, и годами отточенное искусство борьбы, прививавшееся родителями из Гильдии своим детям с детства, дабы дать им больше шансов пройти испытание, проявило себя. Тогда он покалечил практически всех отпрысков местных охотников, за что сразу же стал, ненавидим всеми участвовавшими в драке, а те, кто не участвовал в ней, стали его сторониться. Он и не искал себе друзей среди них, держался всегда один, за что получил прозвище «Волк». Единственным кто на протяжении этих четырёх лет, считать его своим другом и ангелом-хранителем, была Карина. Вместе с ней, долгими вечерами, Акрис сидел и слушал рассказы дедушки, о повадках и привычках местных зверей, о том, как выжить в снежной пустыни, и ещё о многом интересном. Всё что он слышал, он тут же запоминал. Дома сидеть ему было скучно, а в посёлке заняться было совершенно нечем, поэтому по утрам, в дни, когда все возвращались с охоты, они с Кариной отправлялись в снежные пустоши, и на деле практиковали услышанное от дедушки. Они искали следы зверей, делали небольшое подобие лагеря, какие делают охотники, отправляясь далеко за пределы сельских окрестностей.
       Вспоминая своё, несколько затянувшееся, как ему раньше казалось, пребывание в посёлке охотников, Акрис уже с санями подошёл к «своей» добыче.
  - Ну, я  притащил санки,  дело за тобой – улыбаясь, сказал Акрис
  Полушубок Карины уже лежал рядом, на снегу, а сама она, уже сняв шкуру с медведя, срезала куски мяса и складывала их в матерчатый мешок. Акрис сел рядом и стал помогать ей.
        По мастерству разделывания туш, с Кариной мало кто мог сравниться, она и так, всё свое детство этим занималась, дедушка приходил с охоты уставшим, и сразу ложился спать, вот и приходилось учиться мало помалу этому ремеслу. Карина всё свое детство была одинока, непонятно кто и откуда, она была изгоем для жителей села, чтивших семью превыше всего. Наверное, она и до сих пор сидела бы в своём деревянном доме, и не показывала носа на улицу. Но по воле судьбы, белокурый подросток, сумевший, каким-то непостижимым образом оправится после двух выстрелов в сердце, изменил её образ жизни. Он был для неё сначала просто развлечением, чтобы нескучно было сидеть дома одной. Однажды, увидев у него на левом плече  странную татуировку, в виде четырехконечной звезды на фоне какого-то растения, она расспросила его о том мире, из которого он прибыл (О его татуировке на лбу, в форме глаза, расположенного почему-то вертикально, она уже всё знала, он рассказал ей, что у него на родине, эта татуировка, обязывает человека заниматься определённой работой, но в его случае, она обозначала, что он из прославленной семьи, и в принципе, может заниматься всем, чем захочет, тогда она ему позавидовала, у него хотя бы была семья). Странное растение, изображенное на плече, называлось пальмой, и говорило оно о том, что родина Акриса находится в таких же бескрайних пустынях, что и этот посёлок, только там было очень жарко, а вместо снега был песок. Звезда же на фоне пальмы, была знаком его дома, как он его тогда назвал – «Утренняя звезда». С тех самых пор, Карина дни напролёт сидела и расспрашивала Акриса о том, другом мире, где было жарко, и чтобы добыть еду, достаточно было только протянуть руку и сорвать плоды с деревьев. Акрис же ни сколько не сопротивлялся её расспросам, и рассказывал всё очень подробно и интересно. Потом, он стал слушать то, чему учил её дедушка, и видимо ему тоже было интересно узнать о здешних краях. Её жизнь изменилась в тот день, когда Акрис дал понять что он не просто временный гость. Как то раз, дедушка попросил её сбегать к местному старьёвщику, скупавшего вещи у торговцев, и продававшего их потом по двойной цене, и купить у него патронов для его старенького ружья. Она бежала по протоптанной в снегу дороге и радовалась, что наконец-то ей дали такое ответственное поручение, не забывая сообщать об этом всем встречным знакомым. На пути ей попался Андре – сын местного кожевника, делавшего, кстати, кожаные изделия отменного качества, даже торговцы всегда скупали у него все имеющиеся в наличии вещи.
  - Тебе, наверное, даже денег на покупку дали – с притворным изумлением проговорил Андре.
  - Да! Целых десять клавдиев – С гордостью ответила Карина, и показала десять сверкающих монет лежавших у неё в ладони.
  Быстрым движением руки, Андре сгрёб все монеты из ладони Карины, и отправил их себе во внутренний карман.
  -Отдай! Это мои монеты – чуть не плача от досады выкрикнула Карина, и попыталась схватить его за руку.
  Андре оттолкнул её так, что она повалилась в сугроб на краю вытоптанной в снегу дороги.
  - Нет у меня ничего. Ты наверное потеряла свои деньги, так что не приставай ко мне. – монотонно ответил Андре, и пошёл дальше, вдоль дороги.
  Комок подступил к горлу Карины, она заплакала, закрыла лицо руками и побежала домой. Дома был только Акрис, он снова сидел и ковырялся в старом охотничьем ружье, которое два дня назад, вытащил из подпола дедушка. Увидев Карину, он спросил, что её так расстроило, а когда она ему объяснила, он вышел из дома, даже не накинув полушубок. Спустя несколько минут, он вернулся, и снова уселся разбираться с устройством ружья. На следующий день, к ним домой пришёл Андре, и отдал Карине десять клавдиев, не забывая при этом с откровенной неприязнью смотреть на Акриса, который опять занимался своим новым увлечением, как ни в чём небывало. Только прейдя через три дня домой, с охоты, дедушка рассказал ей, что случилось на самом деле. Акрис покалечил добрую половину юношей из посёлка, слава богу, отделались выбитыми челюстями и сломанными носами. В тот день она подошла к Акрису и тихо сказала «Спасибо». В ответ он предложил обучить её всему, что знает сам, в отношении борьбы и владением холодным оружием, на что она, не раздумывая, согласилась.
   Когда с разделкой туши было законченно, Акрис принялся складывать все трофеи на сани. Карина ковырялась с черепом медведя, пытаясь отодрать клык. В её коллекции уже было два клыка белого медведя, она намеревалась сделать из них себе ожерелье. Уже сейчас она поражала местных «женихов», показывая болтающиеся у неё на шее два правых клыка медведя, добыть которые, даже опытному охотнику, было не так-то просто. Акрис не признавал такого способа отличиться, он охотился, чтобы добыть мясо и кожу зверя, а не для того чтобы снискать славы охотника. Это был их негласным договором, Карина брала себе клыки, а Акрис шкуру зверя.
  Закончив погрузку, Акрис взялся за веревку от саней, и потащил их, шурша снегом под ногами, в сторону посёлка. Карина тоже взяла веревку, и теперь, сани катились куда быстрее. Солнце катилось к горизонту, и снег потихоньку стал приобретать розоватый оттенок. Акрис и Карина тащили сани по бескрайнему розово-белому морю, весело переговариваясь, пока, наконец, совсем не выдохлись из сил. Акрис тяжело дыша, выпустил из рук веревку, и сел на снег, опершись о сани с добычей, и глядя на заходящее солнце. Карина присела справа от него, и положив голову ему на плечо, тоже стала смотреть не заходящее солнце. Так они сидели и смотрели на светило, и ничего не говорили. Да и слова, для того чтобы любоваться красотой природы, и получать удовлетворение от компании любящего тебя человека, вовсе не нужны. Посидев так, пока, наконец силы снова не возродились, Акрис с Кариной продолжили свой путь. До темноты они уже точно не успевали вернуться, оставалось только поднажать, что бы хоть к полуночи успеть вернуться. Красные краски на небе давно уже сменились тёмно-синим полотном, с яркими блестящими звёздами и огромной луной, занимавшей чуть ли не одну четвертую неба.
  - Ну, вот уже и осталось совсем недалеко – подбадривающее, сказал Акрис.
  Перейдя, наконец, через гору, они увидели свой посёлок. Весь он был охвачен красно-оранжевыми цветами, и освещал всю долину, в которой находился. Из посёлка раздавались приглушённые хлопки, время от времени, прерывавшими трещание, доносившееся от туда же. Не раздумывая, Акрис выхватил из саней ружья, одно из них кинул Карине. Уже на ходу, по колено, проваливаясь в снегу, они перезарядили ружья, и бросились к посёлку.



Эпизод V

Эпизод VI



Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)