Назад к оглавлению
глава два.


осколки мерзлого огня


Темно и тепло. Теплая темнота. Темное тепло. Два близких ощущения, перетекающих друг в друга и наполняющих собою мой спокойный пульс. Так приятно, волнительно знакомо. Я дома…

Но запах. Запах без имени, запах-смешение, всего слишком много и оттого сложно разобрать составные. Но это точно механическое тление и подмороженная сырость. Чуждо. Где я?

Приподнимаюсь на скрипящей верхней корабельной койке. В каюте полная темнота, но с ней же обостренным чувством, понимаю - не Сильвана.

Дизет. ГрандРэйс. Разбитый ваншип. Дееерьмоооооо……

Вспоминая все слишком быстро и слишком много, хватаюсь за голову, пытаясь найти головную боль, которой почему-то нет. Как нет и насморка и больного горелого горла…

Что б ты провалился, долбанный гильдерский засранец, со своим долбанным 'ГрандСтримом'. Я здоров!

Но ваншип мой мертв. А значит, что ничего уже не имеет значения. Я не пессимист, а реалист.

Никогда больше не буду обещать. Не я кручу шестеренки событий, не мне ручаться за них наперед.

- Лави, убей меня, - стоном в темноту. Нет ответа. - Ты там спишь что ли?

Тишина. Может ее и нет вообще? Спускаюсь, врубаю свет. Точно, я один. Только не говорите мне, что она пошла доблестно и безуспешно погибать душей в попытках воскресить наш ныне покойный ваншип. Это слишком патетично….

Зевая во всю пасть, разглаживаю утреннюю мятость на одежде и отправляюсь в ангар, раздумывая над тем, как бы так получше и побыстрее утешить Лави и свалить наконец домой. Она наверняка будет убиваться и рушить на свою голову несуществующую виноватость.

Заворачиваю в наш ряд и уже издалека вижу Лави…сидящую на голом грязном полу с разинутым ртом и анимэшно-большими глазами. Что за?..

Наш ваншип. Наш любимый родной ваншип. Он такой же как и прежде, но что-то не так…

Может именно то, что он В ТОЧНОСТИ такой же как и прежде. Чистый и блестящий, совершенно новый, без единой царапины. Мистика, чтоб тебя…

Подбегаю носом к борту, пускаю ладони гулять по гладким бокам, ловлю свое отражение в отполированной стали. Иногда хорошо быть ребенком. Потому что можно поверить в чудеса.

- Лави, мне это снится?

- Если да, то мне тоже…

КТО бы это ни сделал (а это явно не Лави), я теперь торжественно обещаю полжизни облизывать ему пятки.

Вспархиваю на радостях в пилотское кресло. И натыкаюсь взглядом на розу. Огроменную одурительно пахнущую белую розу. А еще какие-то непонятные бордовые разводы на стекле над приборной панелью. Которые при ближайшем рассмотрении оказываются буквами. Намалеванными ублюдской грязно-бордовой помадой…

"Можешь начинать облизывать мою гильдерскую задницу, Клаус Валка, да потщательнее, а то мы с пацанами полночи с твоим корытом продрочились. Что у тебя за артефакт вместо мотора?! На нем, по ходу, еще Иммельман летал! Отвинчивай нафиг, не позорься! Кстати, мы тут тебе кое-какие прибамбасины наставили, пользуйся на здоровье. Но если облажаешься во втором заезде - откручу обратно =)
Короче, твой ваншип официально прокачан! "

И большая жирная 'Д' в конце.

Гильдия починила наш ваншип? Чтоб я сдох…

- Лави, ты видела ЭТО?

- Видела что?

Она поднимается и облокотившись на борт, упирается взглядом в помадные письмена.

- Ни хрена себе семечки…

- Сейчас будет еще круче, потому что мы с тобой пойдем их благодарить…

-Чегооо?? - Лави чуть со стремянки не падает. И уже сконфуженно добавляет, - Нет, Клаус, я конечно очень благодарна и все дела, но в ангар Гильдии я не пойду и не проси даже!

Мания анти-гильдия номер два…

- А я и не буду. Просить.

Я стаскиваю ее со стремянки волоком тащу к выходу. Она сопротивляется, но уже чисто ради приличия.

Заворачиваем в гильдерский ангар. Теснотень. Это потому что тут всего один ваншип…

Дио единственный из всей Гильдии принимает участие в гонке?!

Или этот ритуал Агуна не такой уж и ужасный, как рассказывают, и другие гильдеры просто не хотят крючится ради наследования трона или Дио просто один такой чудак, который пилотирует ваншип, а не истребитель.

В ангаре сидят двое в белом. И это НЕ Дио с Люсиолой. Один сидит на подножке ваншипа и курит. Другой соскребает с борта грязно-желтую восьмерку и закрашивает белым аэрозолем. На нас с Лави - ноль внимания.

- Эээ…- чешу тыковку. Как бы их назвать-то правильнее? - Господа…- "Маааальчикии". - Товарищи…Ребята!

Пара отбеленных лиц в мою сторону.

- Извините, где мы можем найти этого…как его...

- Дио Эраклея? - куривший тушит сигарету об ребро ладони. На белоснежной перчатке не остается и пятнышка.

- Его-его…

- Он у себя на крейсере, - гильдер спрыгивает с подножки и делает шаг вперед. - И в заезде принимать участия не будет.

Вот те раз…

- Почему?!

Молчание. Гильдер почему-то опускает глаза. Но тот, что с пульверизатором отвечает за него:

- У принца…неполадки с самочувствием, - вот те два… - Хреново ему короче…А что вы хотели?

- Ну…типа…спасибо сказать…

- На крейсер вас вряд ли пустят, - он бросает взгляд на нас с Лави, скептический, но вовсе не презрительный. - Так что ждите. Я думаю, к вечеру он явится.

Я не сразу соображаю как так получается, но моя рука почему-то подскакивает в воздух и протягивается на встречу к гильдеру. Тот одаривает меня вежливой улыбкой и трясет мою ладонь в ответ.

- Не стоит. Дио просто нужны хорошие конкуренты, а то будет скучновато. Кстати, мы поставили вам новые ускорители, а то на ваших допотопных только вентиляторы крутить…

Это у меня-то допотопные ускорители?! Что ж там у них за модель, когда мои - последняя анатольская разработка?!..

Раскланявшись и распрощавшись - уходим. Тааак, становится все интересней....Принц? Значит, потенциальный наследник трона. Получается, Дельфина…Само 'Маэстро Дельфина' это уже паспортные инициалы для простых людей, но правящий сейчас дом - как раз Эраклея. Но если Дио - принц, то Дельфина его…Нет, ну для матери она еще слишком молода, значит, сестра.

Точно. Вот они, эти дохло-голубые раскосые глаза.

И куда больше берет сомнение о смысле этих гонок вообще. Чего Маэстро Гильдии стоит просто купить их с потрохами и позволить своему младшенькому повеселиться? Просто такой глобальный рождественский аттракцион…

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

- УУУУИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!!!!!! - не поймите превратно, просто мы с Лави решили опробовать гильдерские прибамбасы в действии. И из этого получается ощущение взлета на торпеде - чокнутая пляска крови по венам, болезненно учащенная долбежка сердца и сбесившаяся одноцветная светомузыка снежных порывов. С непривычки кажется, что голову сейчас оторвет и понесет футболить воздушным шариком меж злыми шквалами ветров. Серо-белое вокруг размазывается в молочные полосы и мерзлый воздух симметрично прорезает наточенный клин на носу. Свист, глушащий, даже через летный шлем, кажется он забивается со снегом под очки, дерущий свист…

Я в небесах с пеленок, но в жизни не летал на таких скоростях. Это что-то…

И я кружусь, блуждаю, умираю. И с жаркой изморосью на висках, я улыбаюсь, я смеюсь открыто в кричащий мне в лицо, беснующийся холод. Но почему-то легкая прохладная досада о том, что тот, кому я возрождением обязан, экстаза моего сейчас не видит. Мне весело, чуть грустно, я живой…(идиотское лирическое отступление О_")

Взлет. Поворот. И чистый горизонт. Сегодня не надеюсь - знаю - мы придем первыми.

- Лав, с нас ящик шампанского! - приятно греют рыжие фонарики финиша.

- По любому! - широкая улыбка в голосе. Лави тоже ребенок и может поверить в такое чудо как единичный случай НЕсволочной Гильдии, с какого-то непонятного перепою обратившей свое царственное внимание, на кого-то, кроме себя. Блин, излишне возвышенно…Аж тошнит. Зато правда.

Мы тонем в свете. Мы видим раскрытую пасть корабля и инфракрасные полоски финиша. Приветственные крики. Номер один.

Я спрыгиваю в наметенный на борт снег и взгляд ловит две белых тени у стены. Твердый шаг.

- Поздравляем, бла-бла-бла, - кажется, его зовут Фарфалина. У него взрослые прохладные глаза, но весенняя улыбка и теплое рукопожатие. - Было бы куда интересней, если б ты проиграл. А то слишком предсказуемо…

Почему я не чувствую зудения убитой гордости, принимая победу из рук тех, от кого и подыхая от жажды, не взял бы стакана воды? Может потому, что никто ничего и не убивал, просто мне сложно воспринимать Гильдию как людей. Все вдолбленная в наши незрелые мозги политика двух сторон…Убейте войну в моей голове!

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

Мы бежим по коридору. Лави тянет меня за руку - скорее. Дизет устроил нам белый победный салют - редкий безветренный снегопад. Мы влетаем на подъемник и в жестком свете вращающихся прожекторов, наблюдаем как по лицам пробегают тени. И какое-то глупое рождественское таинство в душах…

На верхней палубе тихо-тихо. Как будто вечно-зимний вечер приглушил даже ревущие турбины, погружая корабль в прохладную синеватую магию. И с густого индиго небес льется, сочится, капает влажно блестящий белый-белый снег.

Опираюсь локтями на перила борта и в залитом синью горизонте утопая взглядом, слушаю молчащий ветер. На краю зрения - Лави ввысь лицом, за прикрытыми ресницами прячет светящийся в полусвете взгляд. Магия, разреженная в холодном кислороде.

Но тонким порезом по тишине - полусмех-полувсхлип.

Оборачиваемся.

В искрящих снежных паутинах - с кружением и мягким шорохом взметывающиеся полы белого плаща. Гильдер с золотом по краю глаз без музыки танцует по заметенной палубе.

Умело и легко вальсирует, ногами до земли почти не доставая. Призрак севера.

Но взгляду отчего-то неприятно и я не знаю, что не так. На расстоянии трех шагов, Дио поворачивается ко мне лицом. И я хочу кричать.

На меня смотрит труп.

Кожа тоньше рисовой бумаги восточных ширм. Подсвеченная сетка вен, ненормально, неправильно ярких. Как рисунок ядовито-синим фломастером по чистому листу. Как хорошо, что он закрыт плащом до горла. Я не хочу смотреть на мерзкий блеск кишков в оголенной груди.

И черные подводы вокруг глаз. Не ритуальная гильдерская окраска - пугающе естественная чернота. Забеленное светом матовых мачтовых фонарей, это лицо похоже на череп. Раскроенный неуместной улыбкой.

- Люсиола, что это?- опять я не заметил того длинного белобрысого. Он как его тень…

- Снег, Ди. Это снег…

Да. Снег. Но вплетенный в пряди волос Дио - это осколки мерзлого огня, искрящие гранями в отсветах прожекторов.

Он ловит белый блеск на ладони, на заостренный кончик кровяно-красного языка. Снежинки на белых губах. Почему они не тают!?

- Зачем он такой красивый? - непонятная горечь в беспричинно истеричном шепоте. Хруст пальцев, злобно растирающих белизну в искристую пыль. - Зачем он такой чистый?

Удар по перилам. Раненый всхлип. Блеск на прозрачных щеках. Тонкие руки Люсиолы, обнимающие трясущиеся плечи. Приглушенный белым ворохом волос шепот. В самую макушку. Обратный эффект.

Дио плачет навзрыд. Захлебывается ледяными слезами. Из за секунды сорванного горла скрежещет неровный свист.

Да кого хрена тут творится?!

Переглядываюсь с Лави.

- Он случайно не того? - она мне, в полголоса, крутя пальцем у виска. - Не ку-ку?

Вопрос риторический.

Я смотрю на белую пару. Ладони Люсиолы, сжимающие в кулаки пальцы Дио. Странно яркое ощущение - он их сломает, если стиснет чуть сильнее. Непонятно. Дико. Я не видел таких утешений. Я не знал, что такие бывают.

Дио задыхается от плача и недостатка кислорода, зажатый между перилами и Люсиолой.

Почему-то жду звона пощечины. Нервного удара наотмашь. Но Люсиола только, удушая, прижимает Дио к себе, будто хочет своими же ребрами пропороть ему грудь.

И куда жутче оттого, что я чувствую, что здесь гораздо больше, чем припадок аффективного психоза, но я не знаю что.

- Клаус, пойдем отсюда, - голос Лави вибрирует. Она тоже это чувствует. - Я тебя прошу, пожалуйста, давай уйдем!

Честно, я хотел умолять о том же, но меня просто опередили.

Разворачиваемся. Срываемся не на бег, но на самый быстрый шаг, что могут выдержать ноги.

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

Есть такая уверенность, от которой скучно, тошно и даже противно. И мой изначальный восторг от гильдерских наворотов эволюционировал в самопрезрение. Говорил же, я игрок по натуре. А зная наперед, что физически не сможешь проиграть, то сама игра теряет смысл. С этим ваншипом, в который превратился наш прежний, в конкурентах может быть только сама Гильдия. Но Дио не участвует. Я вообще почему-то смутно надеюсь никогда его больше не увидеть. Есть такие явления природы, которых я реально боюсь. Дио - одно из них.

Скучающе любуюсь Дизетским моногамным пейзажем. В пылу лихой кипучей гонки…Дожились…

Снегснегснег…Сотни миллиардов галлонов чистой воды. Мне интересен этот мир - Норикия сушится под летним солнцем и дохнет от жажды - Дизет промерзает насмерть в замороженном океане. Глобальная ирония….Над которой притухает со смеху вся Гильдия.

- Лави, разбуди меня, когда финиш будет, оки?

- А ты смотри, не залипай! Тут Татьяны всякие летают и мечтают тебя в металлолом…

Лави обрывается, от того что одновременно со мной чувствует будто нас слегка подбрасывает. Перспектива зрения мееееедленно скашивается вверх.

Это значит, что зад закономерно кренится вниз.

Меня терзают смутные сомнения…

Синхронно смотрим за борт. Синхронно отваливаем челюсти. Провожая взглядом улетающие в прекрасное далёко наши топливные баки...

- Сдать…- заканчивает Лави прерванную фонему.

На фоне зимних дизетских красот разносится зазвонистое эхо наших воплей.


- Лави, сделай меня счастливым - скажи, что мы почти долетели!!

- Извини, но сегодня, похоже, не наш день!

Тааак….

Как настоящие герои - полетим на честном слове. Может мы еще даже в призовую двадцатку войдем. Если нас откапают и разморозят.

Вон, уже и кораблик показался. Сейчас, еще пару сотен метров и дело в шоколаде.

Но, по ходу, день все-таки не наш. Потому что движок заглухает как раз метров за десять до раскрытого ангара.

- Мамочки! - Лави.

Красивым шматом бесполезного железа - падаем. Но только дело ли в покинувших нас баках или просто в нашем геройском везении - эти последние десять метров нас волочет по воздуху до самого ангара. Ваншип лязгает брюхом о пол, пуская струи разноцветных искр. Нас швыряет на бок, закручивая бешеной каруселькой. Резь звона в ушах и что-то тяжелое по затылку. Ура, товарищи. Победа. Темнота.

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

Потолок, залитый дымом. Горим что ли? Поворачиваю странно гудящую голову на бок. И тут же жалею об этом, чувствуя как она расходится по швам.

- Ты как?! - в полгоризонта - испуганные глаза Лави.

- Да ничего, - если бы не мозговыворачивающая тошнота, то почти правда. - Еще часок и я даже встану. Что с ваншипом?

Кто про что, а нарик про травку.

- Тебе стоит посмотреть…

Вскакиваю как от пинка. В два шага - к падшей израненной серебристой птице. Глубокие раны царапин по днищу, кровоточащие черной моторной жидкостью. Вывороченные местами наружу кишки-провода. Мятая покореженная металлическая плоть.

- Ты посмотри, где были баки, там…


Хирургически ровно, почти зеркально-гладенько срезанный металл. Я знаю только одну игрушку на этой планете, которая может выделывать такие фокусы. Лазер.

- Я торможу или запрет на оружие все-таки был?

- Был. Но на огнестрел на самих ваншипах. Про ручное никто и не говорил.

На что Гильдия и рассчитывала. От такого предсказуемого козлизма становится даже скучно...

- Кстати, мы восьмые.

Опа. Да мы орлы, оказывается! Орлы на оторванных крыльях...

- А мы одни такие счастливые? - вопросительно провожу пальчиком по обрезанному металлу.

- Щас прям, - Лави хмылится, но совсем не от дикого восторга. - Большая половина сильвановских вообще не долетела. Нам крупно свезло, что это были баки. Кому-то хвосты поотрезало.

- Сильвановских? Именно сильвановских?

Кивает. Заняяятно.

- Какое место у Татьяны?

- Четвертое…

Вот теперь я уже мало понимаю, какого черта ей на самом деле надо. Избирательно вырезав конкурентов из своей же Норикии, быть не просто первой, а единственной? На все сто в ее стиле.


Вечером Дельфина объявила пятьдесят три номера, вошедшие во второй тур. Особо запомнились 44, 41 и 8.



Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)