Назад к оглавлению

глава пятая

MIO Dio*

*("Dio" - ит. "Бог")



...первая половинка
†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

Вот нельзя мне долго смотреть вниз. Ни потому что я высоты боюсь, а в корне наоборот - потому что она меня завораживает и утягивает покруче черно-белых спиралек всяких там типа-гипнотезеров. Так околдовано пяля глаза в зеленоватое жерло вертикального тоннеля под нашими ногами, я бы вряд ли заметил, если б мне сейчас кто-нибудь подошел и просадил хорошего пинка, да так, что б я отсюда нафиг слетел. И в себя бы пришел наверно только стукнувшись темечком об дно, если оно там вообще есть, за этим озером лазерного света.

- Мы поедем, мы помчимся, на ваншипах утром ранним! И отчаянно ворвемся мы в ГрандСтримовы ветраааа! Хей-Хей!

Есть такая вещь, по действию эквивалентная пинку под зад - резкое надрывное 'запевание' Дио зачем-то прямо мне в ухо. Что за привычка - вылезать как черт из банки, да еще орать таким голосом страшным!? Качнувшись на корточках, начинаю терять равновесие, но Дио, невзначай вцепившись мне в шкербот, мотает меня в разные стороны в такт своим распевам:

- Ты увидишь Дизет крайний! Ты поймешь, что он бескрайний! Я тебе его дарююю! У-У!

Перед глазами качается пропасть и ботинки все ощутимей катятся по гладкому мрамору. Но к счастью, раздается голос Цикады и Дио меня отпускает, так что я с облегчением шмякаюсь спиной об пол.

- Ваншипов к сожалению не обещаю, но вот 'звезды' уже давно готовы...

Откуда-то сверху спускаются четыре штурмовика, которые, как можно догадаться по парным подпоркам, потом соединят в два. Прям как сандвичи... Люсиола с Цикадой грузятся в первые два. Соответственно мне лететь с...

- Не забудь пристегнуться, Имеля!

Дио с гиперактивной припрыжкой движется к другой 'звезде'. Странно он как-то обряжен - обычные светлые джинсы, простая белая майка. А, да и кроссовки, желтые, с белыми шнурками. В смысле, для гильдера странно. А как же собачий холод ГрандСтримовых ветров и скоростные перегрузки?.. Он мое недоумение будто бы позвоночником чувствует и говорит:

- Нет, не сомневайся, ЕСТЬ в униформе практическая польза, есть! К тому же тебе идет, - подмигивает. Закатываю глаза. - Просто... Я ее терпеть не могу. Да и нет таких баротравм, на какие бы не был рассчитан организм любого среднестатистического гильдера.

Звучит немного странно, словно бы презрительно. Ну, может мне и кажется. Пожимаю плечами и залезаю в оставшийся свободным истребитель. Припомнив наш последний совместный 'полет' по центру Норикии, первым делом пристегиваю ремни. Иначе с таким фанатиком 'чудесов на виражах' да в задраенной кабине не долго превратится в отбивную. Господи, повели нам до дворца живыми долететь...


Стоит загореться матовым визирам и в своей полупрозрачности явить бесовский блеск в глазах пилота - начинается.

Как мы вылетаем из тоннеля не пообломав все четыре киля - не знаю, но и пулей вырвавшись в открытое небо напрягу не меньше ни на грамм - Дио, видно, просто ФИЗИЧЕСКИ не может летать НОРМАЛЬНО. Со стороны мы наверно кажемся кораблем, абсолютно вышедшим из-под управления, но тогда я еще отнес бы все эти дикие кренделя, что мы выделываем, к банальному выпендрежу. Но, блин! Никто ведь не смотрит! Или он меня надеется впечатлить? Что ж, успешно, но своего дикого восторга я выразить все равно не сумею, так как зубы сжимаю чуть ли не до звона - ощущение придавленности бетонной плитой в пару тонн. Да уж, не было б на мне гильдерского летного шлемака - мозги небось полопались бы. И такая колбаса продолжается до тех пор, пока из скрытого динамика не раздается голос Люсиолы, предупреждающий о входе в ГрандСтрим. Дио сбавляет скорость (но не намного) и пробежавшись пальцами по сенсорным кнопкам, врубает полный обзор.

- Слева внизу - панелька управления камерами.

Смотрю налево вниз - несколько кнопок и рычажок. Потыкав-повертев - полноценно погружаюсь в волны ГрандСтрима. Кабина будто растворяется и я ясно вижу пред собой бушующие темные волны потока, с ревом летящие прямо в лицо. Слышу это страшное, студящее кровь завывание бешеных ветров и треск грома, рассыпающегося белесыми молниями в черных воздушных водоворотах. Кажется будто мы проходим сквозь врата ада, пробравшегося в небеса. Но...

В кабине тепло и под задом мягкое кресло. Нет ударов ветра по щекам и пронзительного свиста в ушах. Еще бы чашечку какао и было бы похоже на экскурсионный автобус. Искусственность. Очень близкая, реалистичная, но все же - искусственность. В общий тон всей Гильдии в целом - гладкий пластик, полированные стекла и полная андроидность эмоций. И у людей и у машин.

- Мы еще слетаем сюда на ване, обещаю.

Нет, на ване, с ним, да уж тем более в ГрандСтрим - не полечу, хоть режьте. К слову о ГрандСтриме - стоило мне только чуть-чуть заскучать, как черные всполохи густых облаков начинают расступаться и редеть, стекаясь в огромный темный коридор, в конце которого что-то большое и жуткое, в рдяно-бурых отсветах явно не природного происхождения. Это...

- Дворец!

С нашим стремительным приближением, огней появляется все больше и я замечаю, что тучи над этой страшной громадой гильдерского города то и дело вспыхивают разными цветами, как будто от фейерверков. А подлетая ближе уже совсем ясно видно, что это действительно фейерверки - откуда-то из сплетений неземных построек вылетают разнокалиберные ракеты и с грохотом рвутся в воздухе на мелкие искры, тут же разносясь ветрами во все стороны.

- Гляди-ка! Это они мне салютуют! - где-то по центру загорается яркими переливающимся огнями вход в тоннель. - Даа, соскучились по мне! Молодцы! Кто здесь главный? Кто здесь рулит? Праааавильно! Великий Дио! Ура мне!

Заливается смехом, влетая прямо в самый центр большого фейерверка, на секунды ослепляющего мне глаза.

- Трижды ура Великому Дио, черви! На колени перед вашим богом и сосать, пока я добрый! Гыыыыыыыыы!

И начинает фальшиво пищать "Это просто счастье - путь домой"...Крепчал маразм и мания величия...

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

Благополучно приземлившись, триумфально выпрыгиваем на золотую ковровую дорожку, протянутую к нашей 'звезде'. Триумфально - это относительно к Дио. Хоть он и одет как самый обычный подросток, его принадлежность к голубым кровям сразу бросается в глаза. Движения, движения все-таки выдают... Осанка. Высоко задранный подбородок. Чуть презрительная прищуренность глаз. И конечно же этот надменный оскал. Точь-в-точь как у Дельфины. Пусть все это лишь на пару мгновений, но как молния - ярко и отчетливо.

- А вот и я! Цветов не надо, - он уже в позе звезды и сверкает своими надраенными до невозможности зубками. Но гильдия в безмолвии. - И что, меня никто даже не обнимет? - упирает руки в боки и надувает губы.

Гильдерская братия, стоящая в ряды по краям дорожки, заговорщически молчит. Дио выжидательно топает ножкой. Топает ножкой...Топает... Склоняет голову набок...

- Козлы...

И уже было собирается гордо и обиженно прошествовать по ковру прочь, как с противоположного конца появляется нечто, заставляющего его стать на месте.

- Вернулись! Вернулись наконец-то!

Пухихи! Дельфина! Несется как угорелая, растопырив руки. Не успеваю как следует ее разглядеть, вижу только взметнувшийся каскад блондинистых волос, просвистевший мимо Дио. Почему-то очень довольного Дио... Поворачиваю голову и вижу как великая и ужасная маэстро болтается на шее у Цикады, что-то восторженно щебеча. Тот, стиснув зубы, кивает на ее слова. Наконец отцепившись от бедного охранника, она поворачивается к Люсиоле и, о ужас, чмокает его в лоб.

С ней все в порядке?..

Как только она снова стоИт повернутая к нам лицом, ясно вижу, что нет, далеко не все - лицо цвета мела, особенно жутко смотрящееся с радикально черными губами и эти уже знакомые с Дио синие-синие вены. Хммм...
Ах да, на ней немного другая одежда, конечно в гильдерском стиле, но попроще, без этой дебильной красной шапки и, я теперь знаю, что у нее, оказывается, длинные волосы. Обалденно красивые волосы...

- Ди-О! Мой маленький ублюдок! Иди ко мне, уж я-то тебя обниму!

И топает на своего братца, зловеще перебирая когтистыми пальцами.

- Свят-свят! - Дио крестится и пятится куда-то на меня. - Изыди, анафема!

И как только он стукается в мою грудь спиной, ОНА замечает меня.

- Кааакой хорошенький! - подбегает и начинает глазеть, восторженно всплескивая руками как школьница на пирожное. - Дио, ну-ка быстро знакомь!

- Это Иммельман, - и косится снизу на меня как-то странно, с каким-то ехидненьким прищуром. Явно задумал недоброе... Или выжидает, что я сам что-то скажу. Ну конечно уж, скажу я...Да когда на меня эта фурия вот так вот смотрит, душа в левую пяточку прячется, ни то что язык к глотке прилипает. - В миру - Клаус. Он мой... Он мой... - взгляд становится еще более хитрым. Дио прям весь назад подается, запрокинув голову мне на плечо. До меня тут начинает доходить... - Он мой...

- Я его друг!!! - товарищи курильщики, можете прикуривать от моей хари.

Дио только урчит и трется задом об ширинку моего комбинезона. Скотина...ОЧЕНЬ хочу отскочить метров этак на дцать назад, но взгляд Дельфины меня парализует как удав кролика.

- Какие у тебя друзья вкусные, - облизнувшись и хищно блеснув глазами, она разводит руки и говорит радушно:
- Чувствуй себя как дома! Но не забывай что ты в гостях, - подмигивает и поманив коготком, идет по ковровой дорожке вон со взлетной площадки.

Дио от меня наконец отлипает - !вовремя! - и порхает следом, невинно насвистывая. С пряди волос на кончик носа падает капелька пота. Жарко же у них тут!

По дороге куда-то там, Дельфина с Дио идут впереди и трут о какой-то фигне, периодически переходя на семейную перепалку по типу "Маменькин сынок!"-"Папенькина сучка!" и прочие чисто братско-сестринские любезности. Хех, интересно посмотреть на ихних 'маменьку' и 'папеньку', если таковые вообще имеются. Но я пока что глазею по сторонам и то что я вижу меня не особо воодушевляет.

- Что, не нравится? - обернувшись на ходу, Дио подмигивает.

- Да нет, не то чтобы...

- Дай-ка угадаю - думаешь здесь все слишком безжизненно и искусственно как внутри механизмов будильника? - слабо киваю. Вообще, именно так и думаю. В точности. - Во-во. Поэтому я здесь и не живу.

Коротко хихикает Дельфине в лицо и продолжает:

- Нет, вообще у нее вот, - кивает на сестру, - есть тут огромные оранжереи с цветами, деревьями и всякой живностью, - чуть кренится ко мне и шепчет прикрывшись ладонью, - Только она нас туда вряд ли пустит, после того как я скурил ее любимый розовый куст...

- Я все слышу! - оборачивается теперь и Дельфина. - Представляешь, Клаус, каков подлец! Я этот куст, между прочим пять лет выращивала, а он...! Озорник, блин... Всего за пару лет превратился в чудовище. А был такой приличный мальчик...

- А ты превратилась в дуру майскую, - почему-то косится на Цикаду. - А была такая кавайная стерва...

Тут они переходят на такие словеса, которыми даже 'словарь бухого технаря' не богат. Надею-с, их лексическое значение останется для меня тайной.

Ну то же самое, что и на крейсере - мрамор, пластик, стекло, золото и галлоны света. Разве что всего побольше и повычурней, особенно эти странные узоры везде, на стенах, на полу, в подсвеченных сводах потолка, и символы неизвестной мне письменности. Вот и в пузыри такие же грузимся как и тогда, и летим над бесхозно огромными пространствами. Пустыми пространствами. Это называется гильдерский город? А где же все люди? Хммм, может мы в какой-нибудь нежилой зоне? Интересно посмотреть на их дома - они как пчелиные соты, спартанские ячейки два на два или наоборот, необъятные хоромы? Последнее они вполне могут себе позволить, судя по размерчикам Дворца.

Дио конечно же не может и пары минут постоять спокойно и кувыркается в своем пузыре как бешеный, шибаясь об стены и сбивая вездесущие висячие экраны. Интересно, что с ним будет, если его посадить в клетку, сковать в титановые кандалы по рукам и ногам и припаять к полу - он взорвется или все-таки перегрызет все цепи и выломает решетки? В принципе чего ожидать от человека, который сутками не спит и экстази горстями жрет...

Благо мы все предусмотрительно абстрагировались от товарища Гиперактивного, так что я спокойно могу спросить у Люсиолы, куда мы все-таки летим.

- Вообще, он хотел показать тебе ангары истребителей и 'музей'.

- 'Музей'?

- Я тебе говорил, у нас много штучек с Земли, так они все находятся там. Только чтобы туда попасть, требуется разрешение маэстро. Ну ты же понимаешь, что... это напролом против всех правил - впускать туда кого-то 'снизу'.

Снизу? Это они так людей с поверхности называют? Мило.

- Какая честь... С чего бы это Дельфина так раздобрилась?

- Видимо, она об этом еще не знает, - Люсиола тихо смеется. Я только глаза лупаю.

А тем самым временем наш пузырик приземляется на относительно устойчивую конструкцию из прозрачнейшего стекла на такой высоте, так что даже у бывалого летуна меня подло подрагивают коленки. Стоя чуть поодаль, замечаю, что Дио с приторной ухмылочкой и масляными глазками что-то втирает Дельфине, та то и дело кивает, а Цикада взирает на них обоих с видимым сомнением. О чем они там чешут я не слышу, но тут Дио поворачивается и вприпрыжку несется к нам.

- Не шали! - кричит в след Дельфина. - А то плохих мальчиков по попе бьют.

- Животом, - вставляет Цикада.

- Я вас тоже люблю... - очаровательно хлопает ресничками, но цедит утробным голосом сквозь стиснутые зубы и посылает сестре воздушный поцелуй. Даа... А пять минут назад он назвал ее селедкой с интеллектом воблы. Прям семейная идиллия и безупречность отношений. Правда длится это недолго - стоит Дельфине с Цикадой повернуться спиной, Дио делает такое лицо, будто его сейчас кишками вырвет и показывает в след любимой сестре изящный средний пальчик. - Вот же стерва...

Хватает меня за руку и злобно тащит в неизвестном направлении, по привычке возможностей гильдерского тела не экономя, так что запястье у меня потом скорей всего вспухнет. Минут через пять его раздраженного сопения, Люсиола спокойно спрашивает, куда мы все-таки чешем. Дио только ухмыляется недобро и топает дальше.

В конце пути нас ждут большие ворота, скорее всего того самого музея и четверо охранников с жуткого вида копьями и еще более жуткими физиономиями андроидов-маньяков. Дио нас тормозит, говорит подождать в сторонке, а сам нацепив на интерфейс одну из тех улыбочек, после которых обычно чувствуешь себя изнасилованным, развязной походкой отправляется к страже.

- Небось Дельфина все-таки запретила ему сюда лезть, так он теперь решил попробовать охрану надуть, - вполголоса поясняет Люсиола. - Ниче у него не выйдет... Они упертые до идиотизма...

И действительно, поплясав перед охранниками и получив отрицательное качание башкой от всех четырех, Дио оборачивается, раздраженно воздевая руки к потолку, орет "И кому еще мне тут облизать?!" и топает обратно к нам.

- Вот стану маэстро - всех на фарш пущу! - подходит и скрестив руки на груди, вперивается взглядом в пол. Думает. Думает. Думает...- Люсь, дай-ка коммуникатор.

Получив маленькую серебристую клипсу в ладошку, снова отходит и уже чешет с кем-то по этому беспроводному гильдерскому чуду техники. На губах играет клыкастая улыбочка. Даже на перманентно пофигистичном лице Люсиолы появляется заинтересованность. Через пару минут Дио говорит "Та-да!" и звучно хлопает ладонью об ладонь.

- Таак, Люсиола.... Спорим, что Цикада набьет мне морду?

Люсиола аж закашливается.

- Цикада?! С какого перепою?!

- Нууу, скажем так, я пытаюсь пробудить в нем личность для кое-кого еще, кроме себя.

- Хмм, на Цикаду потребуется больше двух лет, чтобы полностью сломать программирование. Уж мне ли не знать...

Люсиола качает головой, Дио только с ленивой ухмылкой пожимает плечами и протягивает руку. Люсиола сдается и берет его ладонь в свою.

- Если я проиграю, обещаю съесть свои тапочки. Оба, - Дио делает страдальческое лицо. - Если проиграешь ты... - вдруг поворачивается ко мне. - Я подретуширую Иммельмана Дельфининой помадой.

Первые тридцать пять секунд я не знаю что сказать и только открываю рот как карась в тазике. В следующие тридцать я планирую громко и больно возмущаться, но охамевший царевич меня опережает.

- Ничего-ничего, совместные поражения сближают сильнее общих побед.

Ой, лучше не связываться, лучше вообще молчать и прикинуться шлангом, иначе пробуя на подобные фразы ответить, рискую кого-нибудь покалечить. А Дио, до безобразия довольный, снова мурчит что-то в коммуникатор и небрежно воздевает в воздух три пальчика.

- Раз, - загибает первый. - Два, - второй. На счет 'три' он оборачивается и торжественно указует открытой ладонью в медленно и величественно распахивающиеся двери 'музея'. Похоже, чтобы он там не замутил, у него все-таки получилось.

С первых шагов внутри почти подвального полумрака на меня накатывает такое давно забытое ощущение детского таинства и приятного трепета как было всегда, когда я заглядывал в отцовский ящик с инструментами. Тогда он казался мне огромным и темным и оттуда все время пахло медью, маслом и чем-то приятно горьковатым....Отвертки, молотки, гаечные ключи я трогал с таким благоговением как если б это были безумно редкие артефакты погибших галактик. И все время где-то позади, над головой, краешком глаза ловился тусклый свет закопченной гаражной лампочки. Точь-в-точь такой же свет сейчас разлит ровными конусами над мраморными стойками, на которых поблескивают и томятся в вечности стерильного полумрака такие штуковины, каких я никогда в жизни не видел, да и вряд ли где-то еще увижу.

Я иду между рядами медленными, неуверенными шагами, изредка ловя на слух лекторские комментарии Дио. Судя по небрежности, с которой он петляет меж переходов в этом лабиринте, похоже он провел тут немало времени.

- Я не знаю, что творится на Земле СЕЙЧАС - последний контакт был потерян поколений восемь назад - но ее технологический уровень был где-то между Гильдией и вами, людьми 'снизу', так что тут полно штучек, которые существенно облегчили бы вам жизнь. Если бы вы, конечно, знали о них, - усмехается.

- О чем ты? Нет, я, конечно, слышал кое-что о такой планете Земля и что, типа все, кто сейчас населяет Престейл, это изначально земляне... Алекс мне говорил. Правда, мало и неохотно... Но это же Алекс... Из него клещами тянуть надо, а я больше и не знаю никого, кто водил бы близкое знакомство с Гильдией.

- Возможно твой Алекс действительно знает немного. Да, он мутил с дочкой Бассьянуса, да, пил с Гамильтоном, да, оператор установки у него на Сильване - старый козел Дагобел. Хотя Мариус - мужик с мозгом, бывший маэстро все-таки... Но понимаешь, какое дело - даже в Гильдии не каждый знает, что случилось тогда, на Земле. Кому-то, вообще-то большинству, просто плевать, кто-то кастой не вышел, а кого вообще из Гильдии выперли... А именно, трех выше перечисленных. Изначально из всей этой бодяги лично я интересовался конкретно техникой, уж какая-то там история какой-то там планетки меня в жизни меньше всего волновала... - Дио останавливается напротив стеклянной витрины, за которой покоится огромное полотно шедевральной картины неизвестного земного гения - испуганные, залитые слезами и искаженные криками лица людей, разбитые камни площади и черное сатанинское марево пепла, разверзнувшееся в небе над истекающем лавой вулканом. У меня даже дыхание перехватывает. Но в реальность возвращает голос Дио, до дрожи непривычный, тихий, шелестящий. - Пока кое-что не случилось... Пока Земля не напомнила о себе. Я просто хотел узнать больше, надеялся, что это поможет что-то изменить... Зря, конечно, но о вгрохнутом в это дело времени я особо не жалею, потому что уже не пытаюсь кого-то винить как прежде...

- Стоп-стоп, тайм-аут, ты меня совсем запутал, - самое время вклинится, а то Дио похоже уже не замечает, что думает вслух. - Ты сказал, что Земля была по развитию между вами и нами, но как же такое может быть? Ведь если все мы и есть земляне, то за те же девять поколений, что ты говорил, мы по любому должны были уйти вперед. Или я чего не понял относительно того, кто мы такие? Дио, что ты НА САМОМ ДЕЛЕ знаешь о Земле?

После паузы.

- Года три назад меня бы за это дело порвали... За то что я рассказываю это... Но теперь-то уже не важно. Все не так уж важно... - он тихо вздыхает, неотрывно глядя на истерические блики в глазах кричащих персонажей полотна. - Клаус, ты знаешь как называется эта картина?

Вот не думал, что когда-нибудь буду вздрагивать от собственного имени. Но озвученное голосом Дио оно звучит как-то непривычно, как на незнакомом языке. Я мысленно возвращаюсь к заданному вопросу и качаю головой.

- Я вижу ее в первый раз.

- А, ну да... 'Гибель Помпеи'. Она называется 'Гибель Помпеи'. Похоже это было название города, погибшего от извержения вулкана, я не знаю. Это и не важно, видишь людей? Они бегут. Люди всегда бегут от опасности, вместо того чтобы ставить ей что-то против... Вот земляне тоже бежали. Они построили большой-большой корабль и бежали. Далеко не все. Только те, кто знал что делать и те, кто... был здоров. Имя корабля ты знаешь из сказок-страшилок про ГрандСтрим.

- Экзайл... - что-то я ничего не понимаю. - Ты хочешь сказать...

- Эпидемия. Земля вымирала. И все что от нее осталось, унес в космос Экзайл.

- И все? И из этого стоило разводить такую секретность, уничтожать всю историю... Только чтобы скрыть то, что мы - выжившие земляне? Я не понимаю...

- А я и не все сказал, - он вздыхает и, обернувшись, смотрит мне прямо в глаза. Между лопаток пробегает дрожь. - Скрывалось не то, с КАКОЙ мы планеты. А то, почему Гильдия теперь рулит на ЭТОЙ планете, что вообще-то совсем не планета, но это не важно. А как ты думаешь, почему вы ползаете там, внизу, травитесь грязной водой и все такое прочее?

- Ну, потому что вы круче, у вас технологии мощнее и вообще вы гавнюки инопланетные.

Сначала Дио хлопает глазками, а потом лихорадочно хватается за перила, чтобы не стечь на пол, загибаясь со смеху.

- Во сказал! - задыхается. - Ржу нимагу!

- А что смешного? - делаю скептическую физию.

- Да не, все... все путем, Имеля! - наконец отдышавшись, продолжает с улыбкой. - А вообще, мы с одной планеты. Если ты еще этого не понял из всей той шняги, что я тебе понаговорил. Хи-хи! Ладно, это мне понятно, именно тот эффект, на который рассчитывал мой прапрапра-хрен знает кто, когда ваши прапрапра-те же первый раз подняли вой по факту несправедливости полит-устройства. Не спрашивай меня, что это было, вот уж что, так политика - это последнее дело, да и не с моими мозгами тут... Если короче - разделение на 'низ' и 'верх', произошло тогда, когда умирающему капитану Экзайла стали не в жилу румяные щечки будущих колонистов и он решил поставить пешки на свои места, чтоб не рыпались. Вот тебе и последние здоровые колонисты-рабочие ака Анатоль/Дизет и интеллектуальная элита ака Гильдия. Дело закрыто.

Ха-ха. А ларчик просто открывался. Только вот есть одно 'но'.

- Что ты имеешь ввиду, говоря 'здоровые'?

Хоть Дио и отворачивается, я успеваю увидеть, что он побледнел до синевы. И понимаю, что на этом вопросе его сегодняшняя словоохотливость определенно кончится. Я и не требую продолжать, если уж это настолько 'больная' тема. В буквальном смысле.

- Пойдем, Иммельман, я покажу тебе самую ценную вещь во всей коллекции, - он приветливо улыбается и берет меня за руку. Его ладонь обжигает холодом и ощутимо дрожит.

Мы делаем несколько поворотов и выходим, похоже, в самый центр необъятных потемок музея. И я широко-широко открываю глаза на то, что стоит в потоках мутноватой подсветки.

Лучи, играющие на гладких боках, блестящая резина шасси, идеальный изгиб хвоста. И широкий невероятный размах крыльев, чуть скошенных к задней части. Чудо техники. Ваншип с Крыльями.

- Су-27.

Я гляжу на Дио глазами ребенка, завидевшего под елкой гору подарков и получив одобрительный кивок, на негнущихся ногах подхожу к этому абсолютному совершенству техники, касаясь подрагивающими пальцами холодного металла. Чудо...Это просто чудо...

- А он...

-Нет, не работает. Он летал на каком-то сиропе непонятном, у нас ни аналогов нет, ни формулы, ни технологии производства. Ну уж на Клавдии не пашет точно, я проверял. За то у него внутри есть много разных занятностей, большую часть которых я использовал для наворотов на своем ване. Например, крылья...Эээ... Хочешь посмотреть поближе?

Я ждал, что он это скажет. О, как же я ждал.

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††
далее...




Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)