Назад к оглавлению

глава пятая

MIO Dio*

*("Dio" - ит. "Бог")



...первая половинка
...вторая половинка
†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

Растянувшись во весь рост на царской гильдерской кровати, уже на крейсере, я потягиваюсь в полусне, с приятным томлением мышц после прошлой бурной ночи неукротимой страсти, там, во дворце. Сквозь еще не проснувшиеся чувства припоминаю блаженство касаний холодного тела, покорного жадности моих рук, исследовавших самые тайные изгибы и самые скрытые уголки. Я был не первым у Него, но это не убило ненасытной жажды подчинить и скорее проникнуть в сакральное лоно, двигаться, задыхаясь от желания и дурящего запаха Его плоти. И на пределе сил, со звоном сухожилий, стиснуть в дрожащих руках Его горячий топливный провод и простонать с мучительной истомой в холодный полог мрака Его имя: Су двадцать семь...

Я мечтательно улыбаюсь, почти ощущая на своем лице капли машинного масла. Влажные... Холодные... Шершавые (?)... Стекающие по волосам, очень напоминая чьи-то пальцы... Чего?!

Распахиваю глаза и в упор утыкаюсь в физиономию Дио, которой по-хозяйски на мне разлегся и самозабвенно облизывает мое лицо, зарываясь руками в волосы. Пару минут пребываю в таком ступоре, что даже шевельнуться не могу и только сиплым, каким-то вообще не своим голосом выдавливаю:

- Дио... ты чего?

- Соня, - мурлычет и тычется носом куда-то мне за ухо. - Проспишь весь ГрандРэйс.

Столбняк проходит и я начинаю активно лягаться. Правда толку от этого - ноль. Не слазит ни в какую!

- Слышь че?! Ты это перестань! - нет, ну я понимаю доброжелательность, я понимаю гостеприимство... Ну всему же есть предел!

- Ню-ню, - морщит носик и мееедленно так сползает с моего пуза назад. - Какие мы сегодня нервные. Хочешь конфетку дам? Зелененькую такую...Сразу успокоишься.

Бормоча "Нет уж, спасибо, знаю я ваши конфетки", приподнимаюсь на кровати и выпутываюсь из одеяла. Гляжу на часы на стене напротив, те самые, календарь. Ниче не могу понять (дебильные они у них какие-то), но судя по ощущениям тела, проспал я недолго. Судя по шмоткам Дио, он не ложился вообще. Люсиола... Люсиолы нету. Зато возвращая взгляд на принца, я вижу просто шикарный, живописнейший фонарь под его левым глазом. Это может значить только одно...

- Иммельман, давай в темпе, мне тебя еще красить.

#_# Мамочки....

- Доброе всем утро, - вежливо и солнечно вещает входящий Люсиола. Эх, Люсиола...Добрым утро не бывает, особенно у меня... Тут он сам узревает мрачную мину у меня, высокохудожественный фингал у Дио и задает закономерный вопрос:

- Я проиграл, да?

Браво. Нет, правда. Аплодирую стоя. Еще никогда я не чувствовал себя так паршиво... Вот вы скажете сейчас, вот сто пудов же скажете типа: "А чего тут такого? Развел тут тоже драму" А я и скажу - не вам сегодня идти на международную гонку с рожей, размалеванной черной помадой!

- Эххх... Что ж ты ему сказал-то такого?

- Нууу, что он достаточно взрослый, чтобы отвечать за собственные желания.

- И за это он набил тебе морду? - лицо Люсиолы вытягивается и он становится здорово похожим на озадаченную лошадь. Так и подмывает сунуть в его приоткрытый рот пучок травы. - Не верю! - категорично.

- Нет, ну вообще я сказал, что он баба, тряпка и гребаный бессловесный баран, у которого кишка тонка, чтобы достать свое мнение из... знаешь откуда и начать воспринимать Дельфину не как маэстро, а как нормальную телку, которой нужен нормальный мужик. Ну пускай человек раз в жизни от сердца поживет, а не от мозгов. И тех - промытых.

Люсиола с уважением жмет руку Дио. Тот кивает.

- Ну, первый шаг он, по крайней мере сделал. А уж то, что даже я не сумел ее вчера уломать насчет музея, а он за пару минут все смастырил... Ну и кто тут дите после этого? - встает в победоносную стойку. И тут вспоминает обо мне... - А ты чего расселся, Имеля? Вперед! ГрандРэйс зовет! А помаду я уже спионерил...

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

Ванну мне! Ванну или револьвер! Если через пять минут не помоюсь - застрелюсь!

Операция "Буря в пустыне" - это потасовка детишек в песочнице по сравнению с этим прошедшим заездом, метко переименованным Дио в "Песчаный П-ц". Дельфина решила устроить экзотику - гонки по пустыне на высоте, ограниченной 60-ю метрами. Вот теперь вся эта 'экзотика' с меня струями плещет при каждом шаге, так что на полу красивые песчаные дорожки остаются. Я бы не нервничал особо, если бы только весь трабл был в том, что мне теперь и в семи ваннах не оддраиться (песочек в такие места забился, что думать стыдно), но меня катастрофически угнетают взгляды, отпечатки которых я до сих пор чувствую на себе после этой долбанной гонки. Увидев мой новомодный готишный макияж, половина народу чуть не передохла со смеху, другая делала большие глаза и красноречиво винтила пальцем у виска. А спросите наверное, с какой это радости я на такое попадалово так легко согласился? Просто, когда я сказал, что типа не согласен, Дио посмотрел на меня с выражением, очень напомнившим одержимого жаждой мяса каннибала-маньяка и пару раз очень убедительно клацнул клыками. Ни то чтобы это меня каким-то боком испугало, просто от таких как он можно ждать чего угодно... А отгрызенная печень мне в этой жизни нужна в последнюю очередь. Больше всего я боялся, что Лави кого-нибудь убьет - или Дио или меня. Конечно хотелось надеяться, что этим кем-нибудь будет Дио, но эта сволочь шифровалась где-то подальше и только грязно хихикала среди своей свиты, в составе Люсиолы, кидавшего мне сочувственные взгляды и уже знакомых вам близнецов. Тогда оставался я, но Лави офигела так, что даже ничего не сказала, а только таращилась на меня как на психа. И на том спасибо. Сам-то чувствовал себя так, будто у меня на башке неоновая табличка с надписью 'Клинический придурок'. Правда этот 'придурок', вообще-то первым на финиш пришел. Так-то!

Хоть я и пообещал Дио оторвать ему башку, если он еще хоть раз что-нибудь подобное отколет, на крейсер мы все-таки вернулись вместе, причем ваншип свой я прихватил с собой. Странно, но Лави даже слова не сказала. И вообще смотреть на меня стала как-то странно... Бррр...

Но возвращаясь в реальное время и не совсем реальное для воображения место - идем мы в адский бардак, называемый покоями принца, дабы я мог смыть с себя позор и песок в обещанной мне 'джакузи с пузыриками'. С порога ванной комнаты по глазам режет удивительно стерильная белизна кафеля, в лучших традициях больничных операционных, нежели царских купален. Пока я освобождаюсь от верхних шмоток, ссыпая на пол целые дюны, Дио шаманит над ванной с чем-то похожим на пену и морскую соль. Запахи разлетаются дурящие. Обнажившись до шортов, я получаю полотенцем по башке и поворачиваюсь к Дио, рассыпающегося в приглашающих жестах. Как только он выходит вон, я тут же бросаюсь к дверям. Чтобы обнаружить полное отсутствие задвижек, застежек, шпингалетов или чем там двери еще закрываются, да и ручек вообще. Дверка свободно качается туда-сюда... Что не может слегка не нервировать, зная, что где-то за тонкими кафельными стенками бродит маньяк... Ладно, если что, буду защищаться до последних зубов.

И сижу в огромной пенной ванной, ? у гильдии определенно пунктик насчет гигантизма ? одновременно пытаясь расслабиться, но и не сводить взгляда с двери. Струйки пузыриков приятно щекочут спину, а от нежных морских запахов мозги уплывают в далекие странствия, так что я все-таки сдаюсь и прикрываю глаза.

- Че, кайфуешь?

Тяжело вздыхаю. Ну я так и знал... Ну не даст он мне спокойно отдохнуть, не в этой жизни... Благо пены в ванной чуть ли не через край, так что ниче не видно и можно не краснеть. Я открываю было рот, чтобы вежливо попросить оставить меня хотя бы на пять минут одного, но тут же закрываю. Потом снова открываю, но сказать уже ничего не могу - Дио с самым будничным и беззаботным видом шлёпает к ванной, по дороге скидывая шмотки. Я медленно стекаю куда-то на дно, ощущая как к щекам противно приливает кипяток. Не без повода, стоит заметить...

Когда Дио с тихим плеском и блаженным мурчанием опускается напротив, можно даже немного расслабиться и представить, что я по-прежнему один, потому что он почти сливается цветом с белыми барашками пены. Только сейчас действительно различаю насколько бесцветная у него кожа. Ни то что бледная - нулевой пигмент. У людей такой не бывает. А он еще говорит, что мы с одной планеты....И чем дольше я смотрю на это белое на белом, тем сильней у меня дрожат коленки. Из этого ограниченного водного пространства, ставшего крайне некомфортным, что-то очень хочется ретироваться. Осторожно озираюсь. Дверь в шагах десяти-двенадцати...Но придется сначала добраться до полотенца, которое лежит в противоположном конце комнаты...

Треск-всплеск! - и чьи-то мокрые пряди волос ударяют меня по щекам. Пара тускло-голубых глаз перед самым носом.

- Ну чего ты боишься? - в парах горячей ванны от него веет как от раскрытого морозильника. - Чего ты все время боишься?

- Да я не...

- Я такой страшный?

- Нет! Совсем нет, что ты, я просто...

- Чего трясешься тогда? - беглый взгляд - мои плечи под его ладонями действительно колотятся как бешеные.

- Я тебя... я тебя не понимаю. Ты... У меня иногда такое ощущение, будто ты специально выделываешь со мной что-то такое, чтобы выставить меня придурком... или заставить краснеть как школьницу... или доводишь до белого каления! - кажется меня несет. Ой-ой как бы ванна не закипела... - Заставляешь тебя ненавидеть!.. Меня ни разу в жизни никто так не доставал, чтобы хотелось морду расквасить! Ни разу в жизни не говорил в простых словах такое, что дар речи теряешь. Никогда не въедался мне так глубоко, под самую кожу, что ни о ком и ни о чем другом не можешь и думать, а если и думаешь, то просто в ужас приходишь! Что я вообще тут делаю?! Был бы сейчас с Лави, чинил ваншип...

Всю эту тираду Дио выслушивает с нескрываемым отвращением. Собственно, это первый раз, когда я вижу у него такое выражение лица. Не сказать, что мне это нравится...

- Знаешь, Клаус, а я тебя колючей проволокой к батарее не привязывал. Ты сюда сегодня своими ножками притопал. Ну если уж тебя так резко стало от меня тошнить, то пожалуйста! Я тебя и провожу и шнурки тебе завяжу и даже не обижусь. Почти...

- Я этого не говорил! Я не говорил, что меня от тебя тошнит... Просто зачем ты все время пытаешься меня сломать? Вынуждаешь говорить или делать что-то такое, чего бы ни в жизнь не сделал? Я тебе не Барби, чтоб играться как в башку взбредет. И если тебе не в падлу ширнуться и по перилам на Сильване разгуливать или замочить кого-нибудь как сходить-отлить, то это не значит что все такие же как ты. В той же твоей же гильдии, хоть вы и фригидные инопланетники. У некоторых мозги есть, например.

- Насчет фригидных - ты это метко, - усмехается. Очень сухо. Вдруг наклоняется ниже и втыкается взглядом куда-то в мой мозг. - Хочешь, покажу? Покажу тебе кое-что....

Вылезает из ванны. Белая пена стекает по узковатым бедрам и худеньким ногам. Шлеп-шлеп по хирургически-белому кафелю. Оборачивается в одно из полотенец. "Пошли со мной"- бросает небрежно и выходит за дверь. Молча вылезаю и хватаю второе полотенце. Пальцы подрагивают. Чего он еще задумал?

Выхожу - стоит у дверей и зовет за собой. Выходим в коридор. Воздух горячий, мне неуютно и кое-где противно стекают нестертые капли воды. Дио шагает быстро, шарит взглядом по коридору, будто кого-то ищет. Какой-то гильдер из-за угла выворачивает. О, да это Кавалетта....

- Ты. Подойди сюда.

Как только гильдер подчиняется, Дио дергает его на себя и со всей силы врезается губами в его рот, чуть не разбивая в кровь. Сжимает пальцы на горле, душа в чудовищном засосе в диафрагму. Пока по мне бегает шоковая дрожь, Дио закидывает одну ногу за бедро Кавалетты, об его фигуру, напряженную чуть ли не до звона позвонков, трется всем телом так, что и скала гранитная захотела бы. Но руки гильдера вытянуты по стойке смирно и ладони зажаты в кулаки. Когда Дио надоедает насиловать его рот, он хватает его за волосы и резко кидает на колени перед собой. Кавалетта не меняясь в лице подается вперед... и еле заметно изгибается, когда Дио тут же болезненным рывком оттягивает его голову назад.
Гильдер молчит, уперев взгляд в махрушки полотенца напротив. Дио задирает его подбородок и лицо его раскраивает излом отвращения в половину с отчаянием. Он медленно отводит локоть в замахе и от всей души пропечатывает ни в чем не провинившемуся гильдеру в челюсть. Отчетливый хруст и удар спины о мрамор плит. Через пару секунд - гильдер поднимается на ноги и снова опускает голову...

- Я могу еще чем-нибудь помочь, милорд?

Дио издает что-то между смехом и всхлипом и болезненно сдавливает свои бока.

- Вали отсюда...

Кавалетта пытается поклониться, но его тормозит рука на плече.

- Поклонишься еще раз - я тебе все кости переломаю, - мягко. Дио трет переносицу. - Прочь...

И только шорох плаща в ответ. Меня трясет.

- Он мог меня ударить, - Дио опускается на пол. На его мокрых голых коленках застывают голубоватые блики. - Сказать что-нибудь. Он мог. Он старше. Он сильнее.

- 'Разное социальное положение', да?

Вздыхает. Закрывает глаза и запрокидывает голову. В снопе голубых лучей его кожа кажется такой же мраморной как пол.

- Ломать... у них нечего ломать. Или они как будто замурованные в коконы. Люди замуровывают себя в коконы. А я рву их в клочья. И что я там вижу? Микросхемы?

-Но почему я? Я не такой...

- Я знаю... Именно поэтому, Иммельман... Потому что другие - черви, а ты - бабочка.

Где-то далеко внизу гудит клавдиевая установка. Пахнет морской солью и синтетикой. По стенам бегают лучи света и рассыпаются на осколки в изломах стекла.

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††

- Вообще она не любит, когда к ней прикасается кто-то, кроме меня. Нежная она у меня... Ну я думаю ты-то с такими штучками деликатными умеешь обращаться, так что она не будет против, если ты мне поможешь ее обработать...

Вы не подумайте чего дурного, это Дио про свой ваншип говорит. Он тут к нему крылья приделать надумал и меня припряг. Что? Почему в женском роде говорит? Вы меня спрашиваете? Ну, видно потому же, почему он его 'Невестой' называет...

- Ооо, моя я единственная женщина в этой жизни, - ласкается щеками об гладкие белые бока своего вана, играется кончиками пальцев с аккуратными выступами болтов и гаек на швах, водит ладонями по плавным перегибам, так нежно, так осторожно, будто перед ним и правда трепетное девичье тело, а не тонна железа. - Моя прелесть....Совершенство... Знаешь что такое совершенство? Когда в таком теле, хрупком и ранимом на первый взгляд, по сути столько же сил, сколько в тех же огромных быкастых боевых ванах с вашей Сильваны. Как сталь в стекле...

Ты еще стихами заговори... Даже не удивляюсь, когда он осторожно касается поверхности металла губами. Ну вот, а говорят у меня отклонения психики в сторону техники...

- Мы с ней как обрученные... Хоть не долго, а я без нее уже не могу, - скользит ладонью вдоль полосы, золотым кольцом обхватившей субтильный девственно белый ван из-под закрылков до верха. Реально, 'Невеста'... - Ввели бы парочку нужных законов, я б на ней женился!

0_о И технофилы восторжествовали... По старой шутке наших механиков - как хорошо что ваншипам не придумали выхлопных труб.

- Эй, Иммельман, а есть у твоего ваншипа имя?

- Никогда об этом раньше не думал...

- Ну как же? Многих летчиков знают не по их именам, а по именам ванов. Ваншип - это ведь личность. Ты к их дыханию когда-нибудь прислушивался? - наверное он про звук мотора... - У всех разное. И в принципе при одном устройстве со всеми важно разное обращение - у всех свой темперамент. Лично знал один ван, который ну ни в какую мне не давался, хотя я все делал технически правильно. Не сошлись характерами, - улыбается. Потом вздыхает, обводя глазами ряды гильдерских истребителей. - Вот поэтому я на ване летать люблю, а не на 'звездах'. Последние идеально подходят чтобы крошить, стрелять и жечь напалмом. Максимально удобно и с минимальным напрягом. Но души-то у них нету. Небо ты на них не почувствуешь. А небо нужно всей кожей тела чувствовать. Надо трогать ветер. Пить облака. Вдыхать солнце. Иначе зачем тогда летать?

Наверное это первый раз за все наше с Дио знакомство, когда я его понимаю. Черт возьми, как же я его понимаю…

- Знаешь, я когда летаю…Я иногда и не чувствую, что это машина. Ловлю себя на том что не сколько к Лави обращаюсь или к себе самому, а к нему, - говорю тихо, но он слушает внимательно и смотрит на меня. - И знаешь…Это не кажется неправильным. Ну вот как будто он меня слышит. И понимает. Мне часто удивляются как я такие сложные маневры без больших усилий делаю…А потому что я и усилий-то особо и не делаю. Так он как-то чутко реагирует. Вроде железо холодное, но когда касаешься штурвала…

- Он как продолжение тела. И за спиной распахиваются крылья… - обнаруживаю, что Дио стоит ко мне близко-близко и я смотрю ему прямо в глаза. Большие, голубые и до краев наполненные детским восхищением…

- Ну вот, спелись, два фанатика…- с голосом Цикады, прорезающим нашу тишину, я чувствую, что на минуту забыл дышать. Мы оба оборачиваемся к охраннику, прислонившемуся к другому концу вана и растерянно качающему головой. - Молодежь пошла… По железкам страдает…

- Кому железо, а кому вообще рыба, - Дио скалится. Цикада глаза отводит. - Чего надо?

- Да не, я так, мимо проходил. Послушал вас и понял, что медицина гильдии бессильна. Да и с прививками от бешенства мы, кстати, тоже опоздали…

- Цикада… - Дио вздыхает и морщит носик. - А что скрывается... - таинственно понизив голос. - За дверцей холодильника???

С кивком Цикада испаряется и через пять минут прибегает с пивом.

- Вообще я кучу времени потратил, чтобы превратить ее в то, что она теперь из себя представляет. Я уж ни говорю чего мне стоило ее объездить...Подай-ка разводной ключ. - Дио лежит под вановым закрылком и что-то крутит-винтит, периодически хлебая с холодной запотевшей бутылки 'Клинского'. -

- Кстати, давно хотел спросить, это что такое? - указываю на логотип, известный любому гражданину Анатоля - красный молот в венце зеленых листьев.

- А, ну это герб Мадсейна, да... А что?

- Что он делает на ТВОЕМ ваншипе?

- Оставил на память... Это ж целая история! - Дио выкатывается из-под вана и закинув руки за голову, утыкается в далекий потолок затуманенным воспоминаниями взглядом. - У герцога на аэродроме. Я увидел ее в первый раз... В лучах солнца, в самом центре. О, это была любовь с первого взгляда! Я Люсиоле сразу сказал, что без этого вана я из Норикии не уйду, хоть режьте. А Мадсейн, гад, уперся и все тут! Не продам, говорит, хоть взорвись ты тут, все равно не продам. Даже Дельфине лучше не знать, сколько лавэ я ему за один этот ваншип предлагал отвалить, - Дио поворачивает голову в мою сторону и прикрывая рот ладонью, то и дело косясь на Цикаду, шепчет, - Крейсер ему предлагал.

- Чего?! - острый же у Цикады слух. - Ты совсем что ли сдурел?! Да ты знаешь чего стоит один такой крейсер построить!? Да на эти же средства ваншипов таких хоть пятьсот миллионов понастроить можно! А ты на один менять собирался?!

- Но я хотел именно этот, - Дио невинно хлопает глазками. - Жмот ты, Цикада, хорошо, что ты не маэстро.... Ну так вот, и говорит мне, можешь, типа, крейсер свой в одно место себе засунуть, а ваншип не отдам из принципа. Он, видимо, думал, что хоть я и из гильдии, но маленький, а значит меня и послать можно. Ну и зря он так думал. Тем же вечером мы с Люсей у него этот ван сконцелябрили, прям из-под носа! Ох и орали они там!

- Что-то ты мутишь, по-моему...- я скептически хмурю брови. - Мадсейн, конечно, мужик упористый, у него вся жизнь на принципах, 'рыцарская честь' там и прочая лабуда всякая... Но, Дио, ты из гильдии. И что бы там ни было, гильдию боятся. Потому что...

- Потому что мы тут все долбанутые припадочные дебилы, - кивает.

- Точно... И стал бы он из-за какого-то вана так упираться, когда вам чуть вожжа под хвост - так вы сразу в штыки?

- Эээ, понимаешь в чем дело, Имеля, мне тогда только шестнадцать исполнилось,- Дио мнется и (!)краснеет. - И я, в общем...ну...в трениях был с Дельфиной...С гильдией вообще....А уж с Мадсейном....До сих пор удивляюсь, как это он удержался, чтобы меня там же не придушить...

Я удивленно хлопаю глазками.

- Да ладно уж, начал, так до конца рассказывай! - Цикада. Дио вздыхает.

- Может быть ты помнишь, год назад в Норикии объявили карантин?

Помню, было дело, говорили. Только у нас с Лави тогда напряг был с деньгами и мы часто на дальняк летали, так что этого карантина не застали.

- Что-то там с водой?

- Ну...да...Короче, один наш гильдерский ученый вывел какую-то хрень, типа спор папоротниковых, только с очень сильным психотропным эффектом. Изначально, это задумывалось как сильное обезболивающее, но только в очень маленьких дозах... А если в большой - то классный галлюциноген получался. Ну так я у него пару колбочек... Ну ладно, пару десятков колбочек спионерил и в ваш водозабор того... накапал. Тогда меня чуть охрана местная не порвала, еле ноги унес... Никто не умер конечно, но тот район Норикии еще пару недель косячило, пока сама гильдия с чистой водой не подвалила. Дельфина меня чуть не убила...

- Мало тебя в детстве били, - Цикада качает головой. - Вырастили распи*дяя... Хорошо, что ТЫ не маэстро. Развалил бы всю Гильдию за первые пять минут правления...Нет, ну ведь до тринадцати лет был такой приличный мальчик, а потом как с цепи сорвался...

- Ой, Цикада, а не пойти ли тебе... рыбок Дельфининых покормить, а?

Тот только фыркает и уходит, ворча что-то себе под нос. Я хихикаю. Вот уж точно, Дурдом Эраклея. Дио, сейчас очень напоминающий нашкодившего школьника, замечает, что я лыблюсь и пытается сменить тему.

- Иммельман, а во сколько лет у тебя первый раз был? - теперь уже краснею я. Он ведь...Он ведь не об ЭТОМ спрашивает?...Да? А Дио, меж тем, мечтательно возводит глазки. - У меня вот в десять лет, как сейчас помню... Просто суперски! Ээ, Имеля, ты чего?

Я медленно стекаю по боку ваншипа на пол. Мама, куда я попал, где мои вещи...

- Т-ты...Ты это серьезно? Почему ты спрашиваешь?

- А что? - искреннее изумление. - Что тут такого? Я ж не спрашиваю во сколько лет ты девственности лишился. Меня уже порядком самого достало на этот вопрос отвечать. Я же всего лишь интересуюсь, как пилот у пилота, когда у тебя первый полет был...

- Ааа... это... - уххх, отлегло...- Не помню точно, лет девять было...Только мы с Лави до этого столько времени мучились, чтобы просто научиться по земле кататься, ни то что взлететь...

- И как тебе? Первый полет... И то правда, почти как 'первый раз'... Даже круче.

- Сказка... я думал, я сплю. Правда мы чуть не грохнулись и я с какого-то дома флюгер сшиб, а так вообще нереально...

- Я в первый раз на 'звезде' летал. Нет, ну вообще я от неба с детства фанател, как первый раз увидел, то, что вне ГрандСтрима... - я и не сомневался. Из того, что я сейчас вижу, вполне можно догадаться о его тяге к небу с детства. Ну там, первые полеты ласточкой со шкафа, со всеми вытекающими для состояния мозгов последствиями...Прям уверен... А потом такие расшибаются в отбивную под лозунгом "Тормоза придумали трусы"... - А на ване это уже в лет пятнадцать. И тоже очень долго учился. У нас же в гильдии их не производят и как на них летать не все знают. Так что меня один летчик норикийский учил. Даже не за деньги, просто так. Видно, его удивляло, что этим кто-то из гильдии интересуется, тем более ребенок. Жаль не помню как его звали, даже лица не помню. Помню руки у него были... грубые такие, шершавые, твердые, - с досадой смотрит на свои собственные немаранные барские ладошки. Потом улыбается. Мечтательно. - И пахло от него чупачупсами....

Я удивленно пялюсь на Дио. Знаю я одного летчика с чупачупсами... Неужто они?... Я просто дурею... Озвездинеть можно с этой гильдии.

- Великий был летчик...Наверно, самый лучший... Царство ему небесное... А потом я зафанател от Ураганного Ястреба. Все его гонки смотрел. Все хотел автограф взять, только так и не решился подойти...

- Думал, что он тебя пошлет, потому что ты из гильдии? - Дио ничего не говорит, но по нему итак понятно, что я прав. - Ну и зря, он очень хороший человек и вообще наш с Лави друг. И...если хочешь, я могу взять у него автограф для тебя, - Дио улыбается, но как-то натянуто. - Кстати, а почему он в ГрандРэйсе не учувствует, не знаешь?

- Потому что, если он будет учувствовать - он выиграет.

- Ну? А все остальные тут для чего? Воздухом подышать что ли? Нет, я не говорю за трон в награду, просто... странно как-то. Выиграть - это так плохо?

- Да нет, просто... Ну, не знаю, - лениво пожимает плечами. И улыбается....

- Все ты знаешь... - улыбка не сходит. - ДИО? ЧТО ты знаешь? Этого определенно что-то, чего Я не знаю....

- Спроси лучше у Софии.

Вот так-так. И как это понимать? Очередной мировой заговор?

- Ладно, я кажется, закончил. Давай-ка проверим.

Он влезает в пилотское кресло и что-то нажимает на панельке. Раздается короткое жужжание, сухой треск - и из боков ваншипа выскакивают крылья, на подобие тех, что были у земного истребителя. Как он на ване держаться, я понятия не имею - гильдерские технологии - но судя по всему, все работает как надо, потому что Дио выглядит очень довольным и, спустившись на пол, аж пританцовывает. Его любимые затрапезные рабочие штаны скатываются многим ниже пояса и я вижу кое-что очень занятное - чуть ниже поясницы, разложив серо-золотой контур крыльев, на белой коже блестит мастерски набитая бледно-серебристая птица дождя. Ха, оказывается у гильдии не только ритуальные татушки есть...

- Нравится? - я отрываю глаза от диовой спины и замечаю, что он смотрит на меня, полуобернувшись. И ухмыляется. - Хочешь такую же? Это совсем не больно.

Сделать? Не делать? На всю жизнь останется... Не выведешь... Но очень уж красиво!

Через час я подумал, что Лави меня убьет...

†††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††††
далее...




Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)