Назад к оглавлению

(Хочу сказать, что это не посвящения героям Изгнанника (не считая одного), а скорее те мысли на которые меня надоумило это и некоторые другие аниме. Monax)
(но тем не менее по духу они очень сюда подходят Jo.S.)

Гимн двоих.

Я знал двоих, узнай и ты,
Они посланники мечты,
Они боролися с судьбой,
Так пой же этот гимн со мной.

И клятва веры их сильна,
Твоя мечта не так ярка,
А их горит святым огнём,
Так вспомни это гимн потом.

О это грозный стяг судьбы, я покачнусь со мной и ты,
И нам с тобой не устоять, не будет наш огонь пылать,
Я видел их тогда в пути, с начала начали они,
И вопреки судьбы любя, не вероятною скалой,
Кто знает треснет камень ль твой.

Ты каждый раз встаешь одна,
Глядишь на небо из окна,
И просишь Бога об одном,
Чтоб указал тебе тот дом.

В котором заново рожден,
И снова потеряв покой,
Совсем другой, но та же боль,
Ты вновь пойдешь на этот бой.

О это грозный стяг судьбы, я покачнусь со мной и ты,
И нам с тобой не устоять, не будет наш огонь пылать,
Я видел их тогда в пути, с начала начали они,
И вопреки судьбы любя, не вероятною скалой,
Кто знает треснет камень твой.

Смерть.

Я вижу смерть, она прекрасна,
И восхитительна была,
Пока я не увидел время.
Тогда казалось, нету боли,
И нет желания ходить,
Густая капля свежей крови,
Пронзила серый монолит.
Он крепок был и был так сладок,
И каждый взгляд мой был так гладок,
И яркий луч мне резал вены,
И ненавидя веселил,
Стирал все грани временные,
Указывал мне путь на верх,
И так смеясь кончался век.
Я видел как и ты ушла,
Но на прощанье не смеявшись,
Мне было жаль терять тебя,
В твоих глазах, я видел страх,
И ужас пред святой тропой,
И слышал я сто тысяч постой,
Но все напрасные слова,
И ты ушла, тогда ушла.
Затем пошли и остальные,
По не изведанной тропе,
Мне больно было плакать снова,
Когда терял я дорогих,
Но каждой капли сочной крови,
Я издавал незримы крик.
И вот остался я с тобой,
За веком год, за годом век,
На вечно мы обручены тропой,
Отныне, этот разум твой.
Отныне, этот мир за мной.

Изгнанник.

Моя жизнь, одна сплошная война,
Я держал ружьё, во все времена,
Я стрелял когда, стреляли в меня,
Нажимал на курок и шел до конца.

Я держал мушкет, и смотрел вперёд,
Не пытаясь понять, кто сегодня умрёт,
Кто сегодня ещё, один день проживёт,
Я сомкнул ряды, и нажал на курок.

Эта синяя форма, голубая вода,
Золотые награды, мои ордена,
Эти двадцать медалей, моя мечта,
Но ведь эти железки, убили меня.

Я менял своё имя уже тысячу раз,
Меня считали мертвым, и так каждый раз,
Никто не вверял в смерть, после третьей битвы,
А я держал ружьё, и повторял своё имя.

И все пытались узнать, тот секрет молитвы,
Что давал мне жизнь, после каждой битвы
Что спасал меня, от готовой могилы
Но это странное небо, он всё светило.

Оно как будто смеялось, над моей мечтой,
Улыбаясь горело, прекрасной звездой,
Оно сводило сума, когда был покой,
А на утро горело, новой звездой.

И я бросал ружьё, под ноги судьбе,
Но всё равно приходилось, убивать на войне,
Я не мог по другому, я рождён таким,
Я выбрал путь, но не стал живым.

И победа каждый раз, была так близка,
Ведь я мог бы убить, тебя тогда,
Твои глаза блестели, зелёным огнём,
И я убил себя, обретя новый дом.

Я ни кого не виню, в этом моя вина,
Что я жил вот так, не боясь себя,
Я прошу постой, оглянись назад,
Посмотри на небо, и найди свой взгляд.

Роза (текст не имеет, никакого отношения к религии).

Ты красную розу несёшь за собой,
На ней шипы, но другая,
В ней нет совсем злобы и нет креста,
На котором когда-то распяли тебя.
Шипы могут ранить, могут побить,
Заставить немого, заговорить,
И кто бы не взялся за розу рукой,
Прольёт свою кровь, но уже не с тоской.

Взгляни на себя, когда что то болит,
Ты увидишь, в тебе она тоже горит
Пылает с каждой минутой быстрей,
Всё ждет застывшего взгляда на ней,
Жгучего, с каждой минутой сильней.

И есть эта роза, в каждом и нас,
Совсем не сердце, но тоже алмаз,
А жаль не для нас, ах жаль не для нас,
Нам скажет старик с ножом для вас,
Не видя взглянув на новый рассказ.

Не нужно мне видеть, что где и как,
Что бы понять куда делся мрак,
Когда пронеся розу в руках,
Ты стрельнул в него, а я ждал знак,
Который давно сиял в руках в его руках,
В его руках.
И если поверить то не беда,
Что ты стоял тогда, как и я,
Просто поверь в себя и меня,
В тех кто родился когда-то тогда,
И дорога найдётся как то сама,
Идущая в небо, тропою дождя.


(с) Monax 2005


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)