Назад к оглавлению


Возвращение


Было утро. Такое же как и все остальные уже на протяжении двух лет. Тихое утро на зелёных холмах Норкии. Клаус сидел на веранде дома и смотрел в небо. Сегодня с почтой из Дюсиса должны были вернуться Татьяна и Алисия, после чего почту до столица предполагалось везти Клаусу и Лави. Туман над полями медленно рассеивался под лучами ласкового утреннего солнца. Клаус потянулся и представил, как он увидит в небе белый инверсионный след и побежит будить Лави, потом они выкатят из ангара ваншип и прогреют двигатель, к тому времени Татьяна с Алисией будут уже приземляться на песчаной площадке возле дома. Клаусу не терпелось вновь отправиться в полёт, снова почувствовать на щеках свежий ветер взглянуть на медленно проплывающий где-то сверху Дюсис и быстро мелькающие внизу поля, а потом он полетит над морем и через четыре часа будет в Столице.
Солнце поднималось всё выше и туман, прежде поднимающийся над полями, уже успел растаять. Следа в небе всё не было. Изнутри дома послышались первые звуки. Затопали по деревянному полу детские ножки - проснулись сорванцы - милые детишки Морана и Дуни, уже мечтающие стать пилотами. Да и о чём они могут мечтать, если половина окружающих их людей только и говорит о полетах да пропадает часами в небе. Из затянутого противо комариной сеткой дверного проёма пахнуло кофе. Наверное проснулась Дуня и начала готовить завтрак. Кофе им присылал Винсент, как он говорил "...это вам награда за прекрасный новый мир...". Комариная сетка с шорохом сдвинулась и из-за неё высунулось любопытное личико Аль.
- Доброе утро, Клаус! Ты ждёшь Татьяну?
- Доброе утро! Да, что-то она сегодня задерживается...
- Вот возьми кофе.
Альвис отдала горячую фарфоровую кружку с кофе Клаусу и юркнула обратно в дом. Клаус отпил немного и поднял глаза к зениту. Экзайл был на своём месте. Отсюда он выглядел как маленькая золотистая звёздочка. Наверное Аль наконец-то счастлива, теперь она может быть собой - маленьким ребёнком, а не "грузом", за которым охотятся все вокруг. Клаус нахмурился и посмотрел на часы - половина девятого. В небе по-прежнему не было ничего похожего на инверсионный след. И она меня ещё назывет соней! Сама соня, проспала бы наверное до одиннадцати, а всё потому, что всю ночь копалась в том дряхлом ржавом двигателе, который она привезла пару дней назад на паровом тягаче из мастерской Гудвина, где работал теперь Моран, находящейся в городе. Клаус встал из плетёного кресла и ещё раз потянулся. Пора идти её будить и лететь на поиски, вдруг у Татьяны что-то с двигателем, или горючее закончилось, да мало ли что могло случится! Небо не перестало быть опасным после исчезновения Грандстрима. Оно стало выше и свободнее, но не безопаснее. Пора будить! Клаус развернулся на каблуках и шагнул дверной проём, но больно ударился лбом обо что-то твёрдое и отступил на пару шагов назад. Из-за занавески выскочила разъярённая Лави, потирающая свой лоб.
- Ну что ты за соня! Смотри хоть когда-нибудь куда идёшь! Вечно задумается о своём и прёт напролом, как броненосец Дюсиса сквозь Грандстрим!
Выпалив это Лави фыркнула и бодрым шагом направилась в ангар. Клаус поплёлся следом, тоже потирая ушибленный лоб.
Лави начала энергично расчехлять ваншип.
- Ждём ещё пол часа и потом летим до первой заправочной станции, как и договаривались раньше. Ну что ты опять стоишь? Помоги что-ли!
Клаус опомнился и тоже начал сдёргивать брезентовый чехол с ваншипа. Чехол как всегда зацепился за "летящую леди", однако Клаус знакомым движением смог его отцепить. Тем врененем Лави уже отворяла ворота ангара. Клаус обернулся и увидел бегущую к ним Аль, в руках она держала бинокль. Аль Увидела, что Клаус обернулся, и закричала, размахивая биноклем.
- Летят! Они летят!
Лави как раз закончила открывать створки. Клаус упёрся плечом в бок ваншипа, схватился руками за крыло и начал толкать его к выходу. К нему присоединились Лави и Аль. Вскоре ваншип уже стоял на песчаной площадке около дома. Где-то недалеко уже жужжали двигатели приближающегося красного ваншипа Татьяны и Алисии. Как всегда неожиданно ваншип вынырнул из-за холма и замедляя хот покатился по песчаной площадке. Похоже всё было в порядке, по крайней мере ничего необычного во внешнем облике ваншипа и его пилотов не было. Точнее кое-что было. К борту ваншипа был привязан кусок металлической обшивки, на котором сохранились следы белой краски и нарисованного поверх неё красного молота. Клаусу этот символ показался смутно знакомым. Татьяна легко выскочила из ваншипа и направилась к Клаусу. Тем временем Алисия вытаскивала из багажника тяжелую сумку с почтой.
- Почему вы так задержались? Мы уже начали волноваться!
- Мы нашли обломки ваншипа. Около Пасти Дракона. Нам показалось, что кто-то из наших потерпел крушение и может ему нужна помощь, но оказалось, что крушение довольно старое. По крайней мере года два. Пилота мы не нашли, значит его спасли раньше.
- Этот кусок обшивки с того ваншипа? Этот символ я уже где-то видел...
- Мало ли ваншипов ты видел?!
- Не в том дело, этот знак... Ну конечно! Такой же был на ваншипе, на котором летел Дио! Когда он пропал в Грандстриме!
- Может быть, обломки старые.
- Мы летим туда!
Клаус ринулся к Алисии
- Алиса, ты отметила, где было то крушение?
- Да, а чт...
Клаус не дал ей договорить, а просто выхватил планшет и побежал к своему ваншипу. по пути он схватил за руку опешившую Лави, до этого о чём-то спорившую с Аль.
- Что случилось?
- Мы летим искать Дио!


"Диадема", что бы это могло значить? Все сидели вокруг большого стола на веранде над которым горела кирасиновая лампа, заправленная топливом для ваншипов. "Диадема" - это было нацарапано на борту ваншипа острым осколком стекла. "Диадема..." "Диадема?" "Диадема!"
- Я знаю что такое "Диадема" - сказал вернувшийся из города Моран. - "Диадема" - это один из броненосцев Мадсейна. После войны на нём был госпиталь. Помнишь, Дуня, когда ты меня искала и наконец нашла в Дюсисе на летающем госпитале?
- Да! Я помню! Он назывался именно "Диадема". - не отрываясь от резки хлеба подтвердила Дуня.
- Значит есть шанс, что Дио жив! - радостно крикнул Клаус.
- Если это был его ваншип... - скептически вставила Татьяна.
- Надо спросить у Винса! Он же всё-таки министр флота! - предложила Лави.
- Эй, это когда он стал Винсом? - возмутился вдруг Клаус.
- А какая тебе-то разница?! - завелась Лави.
- Ужин готов. - одной фразой прекратила все споры Дуня.


- Вы с корреспонденцией? - спросил грозного вида швейцар
Клаус и Лави стояли в огромном мраморном зале приёмной министра Флота. Стояли у огромных дубовых дверей, за которыми находился кабинет Винсента.
- Скажите господину Алзею, что к нему пришли Клаус и Лави.
Швейцар хмыкнул и удалился за дверью. Через минуту дверь отворилась и Клаус с Лави смогли зайти в кабинет. Кабинет был обставлен довольно просто и без роскошеств, сказывалась личность Винсента, да и изменившийся мир. Винсент сидел за столом, на котором были разложены карты и справочники. На столе дымилась свежая кружка кофе.
Винсент поднял глаза от карт.
- Привет ребята! Что на этот раз? Уж извините, что не приветствую - сирочено надо кое-что составить. Ну вы садитесь.
- Да мы не недолго. Винсент, вы помните что стало с Диадемой.
- А зачем вам Диадема? Полтора года назад, когда проходила реконструкция флота, я пустил её на слом.
- Нам кажется, что на ней мог лечиться Дио, может он потерял память, может....
- Дио? Это тот гильдиец?
- Да, он пропал в Грандстриме, прямо перед тем, как Аль активировала Экзайл.
- Поговорите с лейб-медиком Нельсоном, он был главным врачом Диадемы. Вы найдёте его на нижнем этаже.
- Спасибо, Винсент!
- Да не за что, я даже рад помочь спасителям мира. - Винсент хитро улыбнулся.

Клаус и Лави шли длинным изгибающимся коридором куда-то вглубь королевского дворца. А где-то наверху в тронном зале, а скорее в небольшом кабинете рядом с ним, была Императрица София, которая наверняка опять плакала, а потом скоро утирала слёзы платком и быстро надевала очки, когда кто-то из сановников стучал в дверь. Клаусу и Лави теперь стало совсем трудно с ней повидаться, так как для этого наверняка пришлось бы добиваться официальной аудиенции. А ещё выше той башни, где был тронный зал, в воздухе висела выкрашенная в белый цвет Сильвана - памятник прошедшей эпохе, завершившейся два года назад.
Наконец коридор упёрся в большую дверь с надписью "Лейб-медик". Осторожно постучавшись, Клаус первым вошел в кабинет "лейб-медика". За дверью оказалась небольшая комната, отделанная белым кафелем. В углу стоял стол, за которым сидел седеньки лысоватый старичок.
- Вам чего, молодые люди? Что-то я вас не припомню?
- Это вы были главным врачом на Диадеме? - выпалил Клаус.
- Да... А вы разве у меня лечились?
- Нет, мы ищем одного нашего друга, который мог оказаться на Диадеме. - вступила в разговор Лави.
- А.. Ну и как выглядел этот ваш друг?
- Он был из гильдии, у него на лбу должен был быть знак в виде глаза...
- Парень из гильдии был, только без значка, высокий такой парень. Сильно ему досталось - ударился головой об приборную доску ваншипа.
- Его нашли в Пасти Дракона?
- Да, где-то там...
- И что, что с ним стало?
- Месяц пролежал без сознания, потом очнулся, но ничего не помнил, даже своего имени, бродил по кораблю, в небо смотрело подолгу...
- А что потом?
- А потом он пропал, просто пропал, как будто и не было его на корабле. Мы тогда стояли рядом с новой столицей Дюсиса...
- Спасибо! Вы нам очень помогли!
- Поищите его в Дюсисе - напутствовал на прощание старик.


- Вам не встречался здесь парень в гильдийском комбинезоне? Он мог ещё бесцельно шататься по городу. - спрашивал Клаус у очередного городского стражника Дюсиса.
- Неа, гильдьеры уже месяцев семь не попадались на глаза. Да и то всё в основном старики в чудных балахонах, бормочущие всякую ахинею. А молодых гильдьеров нет не видел.
Клаус в унынии присел на лавку в центральном парке. Вот уже второй день они с Лави пытаются выяснить хоть что-нибудь. В больницы никто похожий на Дио не попадал, в тюрьму тоже.
Похоже след здесь окончательно терялся.
Клаус и Лави сидели в своём ваншипе, готовые к взлёту. Средних лет техник-дюсисец заправлял последние галлоны топлива в бак. Внезапно он встряхнул головой, как будто что-то вспомнил, и обратился к Клаусу.
- Эй, это ведь вы искали юношу-гильдьера?
- Да, вы что-то о нём знаете?
- Да был тут у нас один... Мы его нашли сидящим в чужом ваншипе, он бормотал что-то сам себе и вертел рукоятки как будто летит куда-то. Совсем не в себе был. Голодный, оборванный. И бормотал всё время. Ну мы его приютили, жаль же беднягу! Дали ему безнадёжно сломанный ваншип, чтобы хоть как-то порадовать, уж больно его к ваншипам тянуло. А он взял да и починил развалюху, вот ведь бывают чудеса, починил и улетел. А куда не знаем.
- Он говорил, как его звали?
- Точно не помню, что-то вроде Диметрикус или Дионикус, не знаю.
- Спасибо, вы нам помогли. Только его звали Дио!
- Незнай, может и Дио. Всё полный бак, взлёт разрешаю!
Техник закрыл крышку топливного бака и отошел. Лави поддала двигателю газу, а Клаус дёрнул штурвал на себя и ваншип сорвался с места и ринулся в небо, где в глубине висел подёрнутый дымкой громадный Анатоль.
- Лави, я знаю, куда он мог полететь!
- Куда?
- Он мог полететь в крепость Гильдии.
- Но что ему там искать? Там же нет никого больше, она же заброшена, там только учёные иногда копаются.
- Но он мог искать свои воспоминания.
- Тогда летим в крепость Гильдии!


С того момента, как крепость Гильдии покинул последний гильдьер прошло два года. За это время всё пришло в какое-то запустение и зажило своей жизнью. Системы жизнеобеспечения работали нормально, подпитывая вырвавшиеся из оранжерей розы, оплетшие своими побегами многие части крепости. На полу образовался ковёр из неувядающих лепестков, которые поднимались облаком в воздух при каждом шаге.
Клаус и Лави зашли в громадный зал.
- Вот здесь была "церемония совершеннолетия", а мы и Дельфина висели вон там, наверху, в какой-то стеклянной сфере, а здесь трибунах сидели гильдьеры и кричали "Маэстро-Маэстро", а внизу на арене Дио бился с другими молодыми гильдьерами.
- Что за зверство.
- И всё из-за какого-то гнутого куска металла. Этот "меч правосудия" торчал из центра арены.
Клаус и Лави пошли дальше. Галерея тянулась за галереей, зал за залом. Вскоре они очутились почти на самом нижнем уровне. Обычно сюда прилетали учёные, отвинчивали что-нибудь и улетали обратно на поверхность - изучать гильдийскую технологию. Кругом висели таблички и предупреждения. Класус и Лави зашли в какой-то странный зал. Посреди него стояло непонятное устройство с креслом в середине. Приборная паннель была раскурочена вдребезги, из неё торчал тот самый "меч правосудия". Табличка рядом с машиной главила "Машина для изменения памяти и ментального программирования, восстановлению и изучению не подлежит". Лави закричала:
- Это Дио сделал! Наверное он хотел вернуть себе память!
Лави бросилась к другому выходу из зала, Клаус побежал за ней. За дверью оказался ангар, заполненный штурмовиками. Несколько из них были разобраны на половину. На гладком мраморном полу лежали какие-то детали.
- Клаус! Смотри, это же приборная доска от ваншипа!
- Точно! А это гидротрансмиссия! Дио был тут, он чинил свой ваншип!
- Только вот куда он полетел потом?


Был день, такой же солнечный день, как и все остальные солнечные дни в Норкии на протяжении последних двух лет. Прошла уже пара месяцев с того времени, как Клаус и Лави перестали искать Дио, зацепок не осталось никаких, оставалось просто надеяться, что он жив.
Всё утро в доме была большая стирка, теперь оставалось только повестить бельё сушиться. В качестве опоры для бельевой верёвки был приспособлен ваншип Клауса и Лави. Свежий ветер, дующий с Дизита, развевал бельё, подвешенное на верёвках и белые платьица на девушках. Где-то невдалеке нудел дыигатель ваншипа, однако самого его не было видно, потому, что он летел очень низко.
Клаус относил бельё к верёвке, он смотркл в небо и думал, что Дио понравилось бы это небо, высокое и свободное. Гул мотора ваншипа на секунду усилился, а потом стих - ваншип приземлился. Клус подошел с последней стопкой белья к ваншипу.

На песчаной площадке возле дома послышались шаги, Клаус подумал, что это Моран раньше вернулся из города. Однако взволнованный возглас Аль заставил его обрнуться.
На плошадке стоял высокий парень в гильдийском комбинезоне. Он был коротко стрижен, а левый глаз был затянут пиратского вида белой повязкой. Из под коаёв повязки виднелись концы шрама, проходящего через глаз. Парень ухмылялся настолько лучисто, что казалось его лицо светится ярче, чем солнце.
- Дио?! - Воскликнули все разом.
- Всем привет! Давно не виделись!

(с) Jo.S. 2005


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)