Назад к оглавлению
EL Saviour.
(до Exile'a)
Месть - это путь к смерти.
Но есть путь к жизни!
И когда свет станет тьмой,
Смерть станет жизнью!

Часть 1.
О том, как не все хорошо получалось.


Глава 1.
Что таится в глубинах Дизита! Энси?


Глава 2.
О том, что всегда надо вовремя уносить ноги.


Глава 3.
О том, что не все корабли одинаковы.


Глава 4.
О том, что не все корабли одинаковы (2).


Глава 5.
О том, что на некоторых кораблях всё остается по-прежнему.
(даже, если капитан погиб, а старший помощник скоренько ретировался!)


Глава 6.
О том, что нельзя сбежать от прошлого.


Глава 7.
О том, что жизнь все-таки лучше смерти.
(чуть-чуть!)


Глава 8.
О том, что настоящая дружба вечна.


Глава 9.
О том, что настоящая дружба вечна (2).


Глава 10.
О том, что все гениальное просто.


Глава 11.
О том, как ясно светит солнце в Норикии.


Глава 12. (дневник)
Настоящая Энси.


Глава 13.
О том, что написано в книге.


Глава 14.
О том, что всегда есть цель.


Глава 15.
О том, что все мы люди.
(и императрицы тоже)


Глава 16.
О том, что надо меньше "пить".
(или алое видение)


Глава 17. (дневник)
Настоящая Энси (продолжение).


Глава 18.
О том, что все мы люди (2).


В столице все замерло. Напряжение, что застыло между кораблями длилось, казалось бы, целую вечность. Никто не двигался. Ощущение, словно режут вену, но долго, несколько часов к ряду.
София глазами полными слез смотрела на Алекса, а он не обращал на нее никакого внимания. Он вообще исчез из реального времени и прибывал где-то в другом мире.
Сильвана молчала. Связь с ней по неизвестным причинам прервалась в тот самый момент, когда разгневанная императрица хотела приказать увести корабль. А с другой стороны, что еще оставалось, как не защищаться.
За последние пять минут, что показались вечностью, София успела подумать о многом. С каких пор она стала такой пугливой? Что случилось с той непоколебимой девушкой, которой она была еще пару лет назад? Может, она устала? Устала от этой непосильной ноши, которая так и тянет живую душу в землю. Ей бы сейчас веселиться, петь и танцевать, получать цветы и подарки, думать о любви. Как всем молоденьким и несовершенным созданиям. А приходится быть всегда сильной, решительной.
Конечно, Винсент ей во многом помогал, и был опорой, но… это был Винсент. Ему она могла приказать. А что это значит? Значит, что снова все ложится на ее хрупкие плечи. Отдых - это спокойствие души! А здесь сплошь только проблемы, конца которым не видно.
Сейчас в этой трагической тишине София почувствовала себя абсолютно беспомощной, но не беззащитной. Какое-то странное чувство уверенности родилось в ее сердце. И все, кто служил на корабле, кажется, думали так же. Но почему? Чем Алекс Роу, простой человек из плоти и крови заворожил их? Он отдал команду, которая могла стоить жизни сотен, даже тысяч людей. Но…
- Капитан, Сатарна уходит, зафиксировано медленное движение в сторону Дизит, - по мостику разнесся вздох облегчения. Элиза обессилено припала к стене. Ее состояние можно было описать как полуобморочное.
София, услышав эти слова, не отреагировала никак. Она испытала шок. Только что ее столица, в которую стекались люди в поисках убежища, чуть не была разбита вдребезги. Тогда что же она за императрица, если боится одного корабля, которым управляет кучка безумцев?
- Госпожа София, что с вами? - перед воспаленными, покрытыми солеными слезами глазами императрицы возникло обеспокоенное миловидное личико Стэфани. Только оно расплывалось отчего-то.
- Что? - переспросила она надорванным дрожащим голосом.
- Все в порядке, Сатарна ушла, - с ней говорили так, как с маленьким капризным ребенком. Невыносимое отвращение! Яростная ненависть пропитала ее душу.
- Ненавижу тебя, ничтожество!!!!! - закричала София, вызывающе смотря на Алекса. Ей так хотелось бросится на него, и разбить. Разбить как фарфоровую статуэтку. Эту гордыню, самоуверенность! - А если бы нет…
Алекс молчал, но менялся. Взгляд его мутнел, черты лица заострились, а тонкие пальцы словно замерзли в своем невесомом положении. Он не ответил. Просто ушел. Ушел?
Тихий хлопок двери прозвучал выстрелом в ушах Софии. Зачем она сказала это? Ведь другого выхода все равно не было. Он сделал то, что и любой другой на его месте. София понимала это как человек, вышедший некогда из стен Академии, как бывший старший помощник на Сильване, как императрица, в конце концов, но не как женщина.
А сейчас ей хотелось быть женщиной…
- А, - нерешительно коснулась ее плеча Стэфани. - Может, не надо? А то здесь у всех стен есть уши.
- Простите, - опустив глаза, и обвинив себя во всех смертных грехах мысленно, сказала София.
Все закончилось. Небо снова приобрело положенный ему голубой цвет и залилось счастливыми красками солнца. Связь с Сильваной удивительным образом восстановилась, и Лэнс пробормотал что-то невнятное про технические неполадки. Императрица сделала вид, что поверила, а команда Анавлис усмехнулась.
Затем Элиза взялась проводить Софию, и передать ее в надежные руки Винсента. Она вела ее кривыми коридорами Анавлис. Здесь на каждом повороте висели таблички со строфами стихов, высказываниями каких-то неизвестных людей, которые, видимо, чтились в Энси. Но в ее сознании осталась лишь одна надпись: "Дайте миру жить, ибо он совершенен".
- Не грусти, - уже, оказавшись на улицах города, сказала Лиза, уложив свои непокорные волосы на правое плечо. - Это такая тактика, - улыбнулась она немного вымученно.
- Тактика? - устало и отстранено переспросила София. Ее мысли остались там, где висела дружелюбная табличка.
- Знаешь, я очень не хочу становиться главой Администрации Энси, - прищурила левый голубой глаз Элиза. Только теперь София заметила, что у этой девушки были глаза разных цветов: один ярко синий, другой светло карий. Игра природы! Императрица слышала о таком чуде, но ни разу в жизни его не наблюдала. - Не хочу принимать решений, после которых не спишь по ночам и брать на себя грехи.
- А ты должна? - удивилась София, всматриваясь в лицо девушки. Ее волосы, как сказал бы поэт цвета воронова крыла, скрывали аномалию. Видимо, поэтому и челка была на редкость неуклюжая, неуместная, длинная и густая.
- Все желают этого, - подняла она изогнутую тонкую бровь. - Но я вырожденка, а значит не смогу сдержать мятежа, если он вдруг случится. И потом мне так хочется быть просто счастливой, особенно теперь! Понимаешь?
- Плохо, - часто заморгала София, очутившись в непосредственной близости от разноокрашенных глаз. Элиза неожиданно заглянула в лицо императрице.
- До свидания, - сказала девушка, и быстро отвернувшись, побежала в обратную сторону по дороге. Только тут София обнаружила, что стоит напротив дворца, где все с нетерпением ждут ее объяснений. "Сегодня же совет!!!" - из глубин памяти выкатилась эта занимательная мысль.

На Сильване тем временем закончился переполох. Вся бригада механиков, приготовившаяся к неминуемой смерти, успела уже переобниматься, перецеловаться, отплеваться от всего этого дела и вернуться в нормальное расположение духа.
Дуня сотню раз прокляла поочередно: Сатарну, Энси, Анатоль, Сильвану, капитана Лэнса и Алекса за компанию, и Морана, как нерадивого отца напоследок.
Моран клятвенно просил прощение, правда, не ясно за что. Но просил! Сцена была выразительная: он на коленях, она в позе "а я слепая, глухая и немая". Затем Дуня высказала идею, что этот корабль вовсе не безопасен для ее детей и Альвис. Но порешили, что идти-то больше некуда. Скандал окончился бурным примирением и торжественным лобызанием.
Лави умилялась, Клаус находился в состоянии невыжатого сцепления, Альвис просила, но скромно, не впутывать ее в данный семейный конфликт. Она ведь взрослая уже, сама в праве распоряжаться своей жизнью!
Дио Эльклер был на позиции Дио Эльклер. То есть он улыбался, делая вид, что знает все тайны мира.
Татьяна и Алиса, вообще не выходили из каюты за все время тревожного ожидания. Их занимали другие секреты.
- Откуда же Алекс знал о нападении ? - заговорчески, шепотом спросила Татьяна.
- Нас водят за нос, - коснувшись этой части тела на своем лице, ответила Алиса.
- И почему Лэнса перестал волновать этот вопрос? Загадка!
- А, капитана волнует только его личная жизнь! - махнула рукой Алиса.
- Что ты разузнала? - в голосе Татьяны проявились нотки искреннего женского любопытства.
- Ничего определенного. Кажется, там что-то трагическое! Какая-то девушка, ему изменила, и он от этого не может отойти.
- Надо спросить у Вины, - сделала логический вывод из слов подруги Татьяна.

Вечер наступил в тот день быстро. Он просто свалился на головы, исстрадавшихся и испуганных жителей Анатоля, для которых мирное небо стало главной мечтой.


Глава 19.
О том, что хранится в глубинах памяти.


Глава 20.
О том, какова цена силы.


Глава 21.
Новая глава.


Глава 22.
Сердечные раны.




© Milie 2005-2006


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)