Назад к оглавлению

Молчание - это стена, которую мир возвёл вокруг Дио своим равнодушием. Молчание - это его одиночество.
Молчание - это бездействие Клауса.
Молчание - это духовный вакуум Гильдии.
Молчание - это образ Люсиоллы.
Молчание - это отчуждённость Сильваны.
Молчание - это то, что звучит вместо ответа.
Молчание - это сама смерть.


Silentium.

(притча)

- Господин Дио.
Нет ответа.
- Господин Дио.
Нет ответа.
- Простите, Маэстро Дельфина, просит Вас непременно спуститься к ужину.
Нет ответа.

Я меряю сливочный пол ленивыми шагами. Совершенно невидима и невесома. В кресле перед шахматной доской сидит Дио. Мы оба молчим, наслаждаясь одиночеством. Иногда я позволяю ему видеть себя (как сегодня) и мы беседуем. Он претендует на то, чтобы стать моим отражением. Я претендую на то, чтобы стать его снами.

- Почему в таком огромном небе, когда можно улететь куда захочешь, хочется, в самом деле, куда-нибудь спрятаться?
Дио, ещё живой, но тихий и призрачный, словно уже не принадлежит этому миру. Мне странно видеть его таким. Смотрю, не отводя глаз, жадно, как будто хочу навсегда запомнить каждое его движение, каждую деталь в одежде. Во всём его облике сквозит мягкость и безмолвие. Тишина исходит от него и стелится по зеркальному полу из одного зала в другой. Сегодня как никогда мне всё важно, я всё замечаю. Как он мнёт шахматную фигуру в руках, как поворачивает голову, волосы падают на лицо, и он убирает их. Раньше он так не делал. Фигура беззвучно падает на пол из его рук. Мне кажется, что он плачет, и я подхожу ближе. Белые волосы закрывают глаза. Я тоже так делала…
- Ты ведёшь себя так, как будто это последний день твоей жизни.
- Вот как…
Сажусь в кресло напротив него. Так я могу видеть его лицо, если только он не уйдёт.
-Дио.
Не люблю слушать свой голос в этих стенах. Он поднимает глаза и улыбается.
- Это у тебя глаза на мокром месте!
- Глупости.
Его улыбка заставляет содрогнуться в ужасе металлические стены. И я чувствую их сопротивление каждой клеткой. Узоры впиваются в меня всеми своими углами. Я словно в разбитой новогодней игрушке. Везде моё отражение, и даже самый маленький кусочек врезается в тело, чтобы выпустить живую кровь и оставить только бледную восковую куклу. Здесь, что, запрещено видеть сны?! Я всегда приходила, когда хотела. Я вжилась, влилась в эти стены! Сошла с ума, под невнятное мычание восковых гильдийцев! Шатаясь из зала в зал, я прошла миллионы километров. Просто бег по кругу… Этот до зеркальности вылизанный пол на самом деле воняет колдовством! В каждом атоме этого пространства вибрирует проклятье, отравляя тонкую душу.
Зачем я каждый раз возвращаюсь сюда?
Дио спрыгнул с кресла и приблизился ко мне вплотную, пока мои глаза для него не слились в один.
- В твоём правом глазу океанская бездна!
- Почему в правом?
- Потому, что это правильно.
Я исчезаю из своего кресла и появляюсь в его. Сны и явь не должны соприкасаться. Либо сон станет явью, либо явь - сном.
Дио обернулся и хитро смотрит. Возомнил, что я с ним играю.
- Я собираюсь полетать…
- Завтра?
- Не знаю… Ты отправишься со мной?
- Как обычно…
- А что такое океан?
Он снова подходит поближе и заглядывает в мои глаза. Здесь нет синего цвета. Всё сплошь молочно-стальное, но не капли синего. Даже темнота ночи кажется грязно-зелёной. Совершенно негде спрятаться. Ты всё время на виду, и сотни невидимых глаз смотрят на тебя за гудящими стенами. Прикасаясь к шахматной фигуре, протыкаю палец острым копьём. Проступающая кровь единственный цвет в этом масляном мире. Ах, да. Красный. Ещё красный. Дио отводит глаза. Синева моих глаз - это единственное убежище, где можно спрятаться от Дельфины, от всех…
- Напрасно ты ищешь синевы, это цвет смерти.
- Я думал, цвет смерти - красный.
- Аромату розы свойственно навевать меланхолию.
Лицо Дио исказилось как от боли. Я поступаю жестоко, вспоминая о ней сейчас. Мы договаривались, если снюсь я - никакой Дельфины.
Так зачем же я сюда возвращаюсь? Здесь веет могильным холодом со всех сторон.
- Ты обещала, что только ты.
Он произносит это плаксиво, почти обвиняюще. Да, я обещала.
- И лавандовый чай.
- Я помню.
На душе так тяжело, как будто кто-то близкий умирает. Смотрю в глаза Дио, он знает каждую мою мысль. Я же его сон, в конце концов.
- Наверно, это я умру.
- Не говори ерунды!
Почему я злюсь? Он улыбается, чтобы нейтрализовать мою злость и напряжение. Дурацкое состояние! Я в своей жизни так не радовалась не одному сну.
- Я вообще не люблю сны.
- Во сне можно увидеть то, что хочешь.
- Мне это ни разу не удавалось.
Я продолжаю злиться.
- Да? Почему?
По-детски наивный вопрос. Он продолжает заглядывать мне в глаза.
- Тебе снится океан. Да?
Я не выдерживаю и начинаю смеяться. Он отвечает таким же радостным смехом. Стальные узорчатые стены исчезают. И вместе с ними Гильдия.
- Да, океан! В самом деле! Откуда ты знаешь?
- Ты же мой сон! Значит, и все твои сны я тоже знаю!
- Ах, вот как! Это не честно!
В моих глазах отражается не только океан, но и эоны, в которых утонули народы и пространства.
- А в чём ты, собственно, видишь наше сходство?
Я медлю с ответом. Не знаю почему, но мне не хотелось, чтобы он думал об этом. Защитить его? От сознания избранности? Кем он избран! На что?!
- Совсем здесь нет воздуха…
Чувствую, что задыхаюсь. Встаю и беспокойно хожу по залу, будто пытаюсь найти спасительный поток. Он смотрит удивлённо, потом грустно опускает глаза. Я попыталась, но не успела перехватить его взгляд. Словно вдребезги разбилась чашка с водой… Он снова плачет? Вот, что меня гнетёт: чувство вины. Я убиваю его своим молчанием. Я не предотвращаю его гибель своим молчанием. Словно врач, имеющий редкое лекарство, наблюдаю и бездействую.
Часто нам даётся выбор: умереть, но остаться человеком или выжить, но стать чудовищем. Каждый имеет право на этот выбор.
- Я тоже из Гильдии. Только из другой.
Дио поднимает безжизненные глаза. Всё чувствует! Невероятно! Закидываю руки за шею: не знаю, куда их деть, как спрятать нервную дрожь. Виновна! Виновна!
Он уходит в другой конец зала. Я отворачиваюсь, чтобы не смотреть на него. Я знаю, что он спросит. Он знает, что я отвечу. Молчим долго, и стены постепенно начинают проявляться. Я чувствую, что снова начинаю злиться. На себя, конечно.
- Ты возвращаешься туда?
- Нет. Уже никогда не вернусь.
Он не спросит. Вот этого он никогда не спросит. Он слишком любит жизнь!
- Я умерла для Гильдии!
- Как будто?
- По настоящему! Я умерла!!
Я знала, что сегодня не лучший день для сновидений.


- Что находится за Небесами?
- То, что ведёт заблудших детей к матери - Экзайл.
Мы сидим друг против друга так близко, как опасно приближаться сну. Его серые глаза теперь почти такие же синие как мои.
- Я думаю, у меня есть свой Экзайл.
Мы переходим на шёпот, словно речь идёт о некоей тайне. Возможно, это и есть тайна, но бояться нечего - нас никто не услышит.
- Что это за Экзайл?
- Там, за небесами, есть то, что сделает меня новым свободным человеком. Прекрасным человеком.
- Ты прекрасен.
- Нет. Я лишь тень от облака. Лепесток вишни, сованный ветром…
- Имя которому…
- Ни слова.
Молчание.
- Ты знаешь дорогу к этому Экзайлу?
- Я знаю дорогу к этому Экзайлу.
- Ты отведёшь меня туда, правда?
- Я отведу тебя туда.
- Что я должен сделать?
- Оставить всё здесь.
- Всё?
- Абсолютно. Оставь Гильдии всё принадлежащее ей. Ничего не бери с собой. Самое главное остаётся у тебя. Твоё чистое сердце.
- Моё сердце. Волны, бегущие по золотым полям.
- Дыханье весны приносит Жизнь. Земля, покрытая пшеницей.
Внезапный аромат розы сбивает все мои мысли. Вопрос в глазах Дио. Я отвечаю улыбкой. Узорчатые стены оплавляются как восковые. Тишина превращается в нарастающий шум ветра. И он улыбается мне в ответ.
- Путь, ведущий Ангелов…
- Дорога Великих Ветров - Гранд Стрим.
Вот она входит, вся в алом облаке ядовитых лепестков. От каждого её шага пространство обретает прочность. Но теперь ей не победить меня. Выбор сделан!
- Что покоится в глубинах памяти?
В его глазах нет больше смертельной тоски. Есть только синий океан. И вместе с ним я обретаю новую свободу. Совсем как тогда…
- То, откуда всё началось и к чему всё вернётся…
Я обнимаю его…
- Небесный океан.
На бездыханное тело мальчика ложатся алые лепестки.
Ты всегда можешь остаться собой… За Небесами!


© Elena Arisawa 2005


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)