Назад к оглавлению
Небесный Капитан


(Предупреждение: троекратная смерть героя, причем с особой жестокостью.)


Разрушенный мир,
Разбитые лбы,
Разломанный надвое кляп -
И вот кто-то плачет,
А кто-то молчит,
А кто-то так рад,
Кто-то так рад…
Ты должен быть сильным.
Ты должен уметь сказать:
"Руки прочь, прочь от меня!"
Ты должен быть сильным,
Иначе зачем тебе быть?!
Что будут стоить тысячи слов,
Когда важна будет крепость руки?!..
И вот ты стоишь на берегу,
И думаешь: плыть,
Или не плыть…"

Слово вступительное, неотъемлемое.
Кровь из раны на груди капала на лепестки красной розы в прическе Дельфины, текла дальше, по совершенно белым волосам… что-то грохнуло, крейсер затрясся, накренился, тело ее соскользнуло к ногам капитана уже вплотную и кровь брызнула ей на лицо, стекла по губам, и маэстро высыпавшему в зал экипажу Урбануса казалась вампиршей из старых сказок… вампирша или нет, но жизнь из Алекса Роу она высосала подчистую. Винсент подбежал к нему, не сдержался и со всей силы пнул мертвую Дельфину, преграждавшую ему путь, выхватил перочинный нож и принялся срезать проклятые розовые петли. Единственное, что волновало его в этот момент - нужно унести отсюда Его тело и похоронить в родной земле… рядом с этой рыжей стервой, Юрис, у ее пустой могилы, как он всегда мечтал… с наиболее толстым стеблем он справился не сразу и, поддавшись раздражению, с силой рванул богомерзкое растение на себя, неестественно острые, длинные крючковатые шипы вышли из тела раненного, забрызгав кровью белоснежные манжеты капитана. Зеленые путы сползли на пол, и Роу, державшийся теперь на одной только левой руке, с тихим стоном повалился на Винсента. Он - не думал, сознание его давно выветрилось и вспоминалось после, как нечто далекое и незримое, он инстинктивно уронил голову "спасителю" на плечо, а так как, в отличие от практически окоченевшего капитана Сильваны, плечо и тот участок шеи, что не был скрыт жестким форменным воротником, были относительно теплыми, а сам Алекс ничего кроме светлой пустоты не видел, знал только, что не с Дельфиной обнимается, прижался к нему. Винсент, поспешно завершив начатое и высвободив оставшуюся руку, подхватил его и бережно опустил на пол.
- Он живой еще - нужен врач! - Голос капитана Урбануса сорвался на визг.
- Перенесем его на корабль… - Тихо, кротко предложил кто-то из офицеров, явно не ожидавших такой реакции.
- Эта дрянь ядовитая, нужен врач с Сильваны, у них там есть кто-то из гильдии… - Героически была сделана Винсентом слабая попытка контролировать эмоции.
- Сильвана швартуется. - Доложил все тот же офицер.
- Возвращайтесь на корабль, я останусь с раненным. - Вышли. Капитан беспомощно, тоскливо заскулил. - Алекс… - Он стоял перед ним на коленях. Теперь. Теперь пришлось. Нет, нет, он готов простоять так всю свою жизнь - на коленях перед капитаном Сильваны, великим стратегом, перед героем, перед самым лучшим… лучшим… лучшим… - Алекс… ты слышишь? Слышишь? - Едва ли Винсент различал сейчас мысли и слова, произнесенные вслух. - Чего ты хочешь? Чего? Все, что угодно, только очнись, пожалуйста, очнись… хочешь, я Императорский зал на коленях проползу, на лбу себе выжгу: "Ты победил", хочешь?! Чтобы все, чтобы даже София видела, хочешь?.. Ты убил маэстро, это твоя победа, ты лучший… Лучший! Лучший! Слышишь, Алекс?.. - Алекс не шелохнулся. Тот обнял его, голова откинулась назад, приоткрытые губы посинели. Он устал. Он не мог и не хотел больше жить. Где-то там, далеко, в недрах Гранд-стрима его ждала Юрис. Ветер трепал ее длинные волосы, и почему-то было светло, хотя Там не могло быть и намека на свет, и русые пряди в этом странном, слишком теплом для солнечного, свете, отливали медью, и она скользила по ветру… Юрис… Юрис… божественно легкая, всегда такая тихая, когда она была навигатором, скорость сглатывала половину букв, и он только по контексту мог определить слова… после полетов у нее всегда болело горло. Теперь ей не нужно было кричать, она смеялась бесшумно, и он слышал каждую ее мысль, каждое слово, а она не размыкала губ.
Слезы Винсента падали ему на веки, и в конце концов капитану Урбануса показалось, что плачет сам Алекс. Мертвые не плачут. И капитан со смехом обнял его, как бы убаюкивая, и сам раскачиваясь из стороны в сторону.

Алекс Роу, вариация первая.

Винсент Алзей, вариация первая. Воспоминания.

Алекс Роу, вариация первая, прерванная.

Принцесса София, вариация вторая.

Юрис, вариация вторая.

Татьяна Висла, вариация вторая.

Принцесса София, вариация вторая.

Винсент Алзей, вариация вторая.

София, вариация вторая, прерванная.

Клаус Барка, вариация третья.

Алекс Роу, сны.
Сон первый.

Сон второй.

Сон третий.

Лихорадка, бред, кровь и слезы.

Вариация четвертая, Дио Эльклер.

Маэстро Дельфина, вариация четвертая.

Юрис Басьянус, вариация четвертая.

Алекс Роу, вариация четвертая, прерванная.

Клаус Барка, воспоминания.

Алекс Роу, вариация четвертая, прерванная.

Винсент Алзей, воспоминания.

Принцесса София, воспоминания.

Цикада, вариация четвертая.

Лавери Хэд, вариация четвертая.

Винсент Алзей, воспоминания.

Запись в дневнике Александра Роу...



(с)Сандра Хунте 2006 tagava@bk.ru


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)