Назад к оглавлению
Небесный Капитан
Слово вступительное, неотъемлемое.

Алекс Роу, вариация первая.

Винсент Алзей, вариация первая. Воспоминания.

Алекс Роу, вариация первая, прерванная.

Принцесса София, вариация вторая.

Юрис, вариация вторая.
Юрис. Ее в воинственном Анатоле не могло быть по определению. Ее вообще не могло и не должно было быть. Мать Юрис, графиня Луиза Виета, умерла от инфаркта, когда девочке было пять лет, с отцом они давно уже были в разводе, к тому же в завещании ясно, черным по белому говорилось, что до совершеннолетия ребенка официальным опекуном назначается главный кредитор графа: тот, истинный дворянин и просто хороший человек, добропорядочный лавочник, исправно следил за именьем и вел ее дела, но никак себе не мог простить и объяснить странной неприязни к ребенку. Чем больше он чувствовал необоснованность своих чувств, тем больше ненавидел воспитанницу, и в конечном счете его общение с ней ограничилось завозом продуктов вечером в пятницу после работы, раз в две недели. И девочка бродила по пустому огромному дому, изредка натыкаясь на муравьев и летучих мышей. Неудивительно, что любое человеческое лицо вызывало у Юрис неподдельный восторг и чистую детскую радость.
А Фердинанд, ее опекун, впадал в истерику, наблюдая, как воспитанница превращается в призрака, но призрака многим более лучшего, чем его собственные дети, чем все женщины или девушки, которых он когда либо знал.
Она сидела в кресле, поджав под себя ноги, опустив глаза, как будто чем-то провинилась перед ним. А Фердинанд смотрел на нее и думал, что ребенка обманывает, потому что свой доход с поместья имеет, и должен бы ее воспитывать и беречь, раз уж не соблаговолил взять к себе в семью.
- Да чего ты смотришь-то на меня так!? Я тебя не обидел, не ударил, слова тебе в жизни резкого не сказал!.. Почему ж ты смотришь на меня так, как будто боишься смертельно?..
- Простите меня, господин Верден.
- За что!? За что простить? Я из тебя деньги тяну, понимаешь?! Твои деньги?! Нет уже никакого долга, давно нет, а я тебя ненавижу! Ненавижу:
- Я виновата, сэр.
Позже он вместе с продуктами стал привозить ей книги, последние классы она проучилась в обыкновенной средней школе, обилие народа, шум, звуки жизни человеческой приводили девушку в упоение. Тогда же она познакомилась со своим отцом. Похвально, весьма похвально. В столь раннем возрасте Юрис уже была ему надеждой и опорой. А надеялся он, что дочка подрастет, и он уговорит ее продать имение, и выплатит тем самым все свои долги: уговорить ее будет очень легко, девчонка, даже внешне, совсем, как мать, а мать ее его всегда прощала. Он ждал и надеялся, пока он ждал, долги росли, и вот уже и стоимость поместья не покрывала их, и дочка росла, и на глазах умнела, и отказалась терять последнюю надежду на относительно счастливое будущее. Он долго кричал, это Юрис запомнила хорошо. Она не любила, когда кричали - почти ничего не слышала, и странно, по коже пробегала дрожь, наверное, с непривычки. Было много незнакомых слов. И еще отец вещал, что она не достойна своей матери. Что никогда не сможет стать похожей на нее. А когда он замолчал и успокоился, Юрис робко возвестила, что:
- Я поступила в офицерскую академию. Будет пособие. Первого класса. Я стану отсылать тебе половину, две тысячи клавдиев, хорошо?
Ей не везло с деньгами. Ужасно не везло. По результатам вступительных экзаменов ее определили в первую группу, Алекс же не мог мечтать более, чем о второй, несмотря на то, что в академии был лучшим - назначали еще до начала обучения:
- Юрис! Сколько раз я тебя просил, не надо? - Роу хлопнул по шкатулке, куда стипендию складывал, а Юрис сидела так же, подобрав под себя ноги и склонив голову на бок, опустив глаза.
- Много, Алекс.
- Ну и какого?!..
- Прости меня.
- Да причем тут: причем тут "прости"? Ты скажи, сколько раз я тебе говорил, что это: ну нельзя так:
- Много, Алекс, прости. Мне никто не давал права: я понимаю, для тебя это унизительно:
- Да я: я-то тут точно не причем. - Он вздохнул, от таких разговоров у капитана опускались руки. - Сколько у тебя осталось? - Задал он наконец главный вопрос.
- Двадцать клавдиев:
- Сколько?!
- Двадцать клавдиев:
- Юрис: - Простонал Алекс.
- Мне на абонемент в столовую хватит, не волнуйся:
- Ой, господи:
- Мы же с тобой вместе живем, деньги наши. Пусть пока лучше будут у тебя.
- Юрис. Это твои деньги, так? Ты их заработала:
- Так. Но пусть лучше будут у тебя:
Чувствовала себя девушка прескверно. Как Алекс мучается от собственной незначительности и бедности, она понимала прекрасна, а вот поделать ничего не могла.

Татьяна Висла, вариация вторая.

Принцесса София, вариация вторая.

Винсент Алзей, вариация вторая.

София, вариация вторая, прерванная.

Клаус Барка, вариация третья.

Алекс Роу, сны.
Сон первый.

Сон второй.

Сон третий.

Лихорадка, бред, кровь и слезы.

Вариация четвертая, Дио Эльклер.

Маэстро Дельфина, вариация четвертая.

Юрис Басьянус, вариация четвертая.

Алекс Роу, вариация четвертая, прерванная.

Клаус Барка, воспоминания.

Алекс Роу, вариация четвертая, прерванная.

Винсент Алзей, воспоминания.

Принцесса София, воспоминания.

Цикада, вариация четвертая.

Лавери Хэд, вариация четвертая.

Винсент Алзей, воспоминания.

Запись в дневнике Александра Роу...



(с)Сандра Хунте 2006 tagava@bk.ru


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)