Назад к оглавлению

Небесный капитан.

Алекс Роу, вариация первая.

Винсент Алзей, вариация первая. Воспоминания.

Алекс Роу, вариация первая, прерванная.

Принцесса София, вариация вторая.

Юрис, вариация вторая.

Татьяна Висла, вариация вторая.

Принцесса София, вариация вторая.

Винсент Алзей, вариация вторая.
Говорят, что со смертью человека мнение свое о нем пересматриваешь. Юрис… она считалась у нас крайне скрытной, как раз потому, что казалась слишком понятной и в конце концов никто из сокурсников не знал о Юрис Виета больше, чем позволяла она сама…
Лекция по расчетам, мы с тобой, Саша, моя подружка с Дизита, и наша героиня сидим на камчатке, она еще пытается что-то записывать, но по природе девушка смешливая и после каждой нашей саботажной реплики роняет ручку и падает на парту, зарываясь в тетрадку лицом. Ей весело. Практика начинается через два дня, через три - долгожданная стипендия, Юрис летит в качестве инструктора, ты остаешься со мной, за недисциплинированность. Девушки отбывают, мы, в полупустой академии, вдвоем… мне тоже весело. Профессор выходит из себя - мы целый урок галдим и ржем, аки кони, режемся в морской бой вместо того, чтобы чертить графики поиска координат корабля. Я в четвертый раз проигрываю. Очень весело.
- Пятый борт!
- Мы. - Дружно и бодро откликаемся хором, а несчастный лектор едва ли не переламывает пополам указку. Слышен приглушенный со всей аккуратностью, шкодный, сжатый какой-то от подкатывающего к горлу смеха, твой голос.
- Что нам, демонам: день работам, два летам. - Девчонки не сговариваясь посталкивали локотками ручки со столов и ретировались вниз, к подножью амфитеатра, поднимать. Маневр этот проведен был зря - через несколько минут прозвенел звонок, и, не отпрашиваясь, группа потянулась к дверям.
- Юрис, останься. - Сухо, как пистолетный выстрел. Мышка вздрогнула. Просеменила к кафедре в обнимку с учебником, глазки упустила… ты остался дожидаться ее за дверью… - Мне почему-то казалось все эти три курса, что я читаю вам лекции, будто ты прогрессивная, талантливая, разумная студентка. Зачем же ты связалась с этой шантрапой? Провинциальная дурочка, великосветский кретин и самодовольный… эх, такой правильный на первый взгляд парень был. Но ведь ни черта же не учит! Мол, глаз у него алмаз… - Она улыбается смущенно, не в силах сдерживаться.
- Он пилот, а не навигатор… а глаз у него действительно алмаз. - "И ухо зверское".
Мы были счастливы. И бесполезно было говорить, что многое еще предстоит сделать, что на нас лежит огромная ответственность, что долг превыше всего…
Вечером наблюдалась в комнате №33 грандиозная пьянка. Выпито было: четыре бутылки Мадеры, три бутылки Дамиана До Хера, напитка в академии легендарного, три галлона чистейшей воды, и один огнетушитель не менее чистого спирта. Последний расплескался несколько по полу, по паркету скаталась мокрая пыль… я едва успел подхватить тебя на руки после на спор допитого стакана. Огляделся. Воровато, как котенок нашкодивший. Народ в основном разошелся, те, кому не удалось уйти на своих двоих, лежали вповалку на койках, Юрис заснула, сидя за столом и уронив голову на руки. Саша свалилась в коридоре. Эта пигалица была выбрана мной за смазливую мордашку, полную неспособность соображать и родственность ее имени твоему. Я называл ее Алекс, чтобы не путаться. Она не обижалась.
Я заснул, прижимаясь к тебе всем телом, и даже не заметив, как твоя рука плавно обвила мою шею, голова ткнулась мне в плечо.
- Ммм…
- Алекс… - Выдохнул я, обхватит тебя за талию… ты что-то тихо, неразборчиво пробурчал мне в плечо. Я был практически уверен, что это ее имя. Наверное, я параноик. Полет к зеркальному пику, ночные посиделки, торжественное сожжение табеля… все это разлетелось сухими лепестками у меня на глазах. Юрис. Тихая, скрытная сука. Выигрышная. У нее было величайшее преимущество - способность молчать в тряпочку когда тебя с головой опускают в грязь. Я помню, такой вираж заложил… у нас новый препод по летному делу образовался, мы с Сашкой поругались, она дура рассудительная, так что авантюру покорения непосредственного начальства пришлось осуществлять с Сильваной. Заскочили в ваншип, стартовали, такой вираж заложили… а как вернулись, смотрю - идут. На ходу заправляет патлы в шлем, ты острижен коротко, только наушниками от ветра загородился, она глазки опустила и лыбится. По стойке смирно встали, а он еще меня отчитывает.
- Неуд. Ваншип не игрушка. И придуман не для того, чтобы выпендриваться и показываться себя перед однокурсниками. От публичного человека до публичной девки - один шаг. Не претворяйтесь глупее, чем вы уже есть. - Обернулся к остальным. - Основная цель пилота, его гордость и честь, смысл его жизни… - Тихий шепот Сильваны:
- Чтобы не было стыдно за бесцельно прожитые годы…
- … выполнить поставленную задачу. Ни шагу без приказа! - Поостыл немного, отдышался. - Я дам тебе задание, баронет. Доставишь письмо на базу у подножья кристального пика - получишь оценку десять балов в семестре. Решай. Проверим, как твоя бравада претворяется в дело. - Я замялся. Испугался, к зеркальному пику боялись летать мы все, и жутко срамиться не хотелось… прежде чем я успел ответить, стеной непроницаемой между нами встал твой голос. Бодрый, жизнерадостный, немного задорный… Алекс…
- Командир! - Тот обернулся. - Разрешите нам выполнить поставленную задачу. Пятый борт, первый экипаж к Вашим услугам, майор. - Барка всматривался в вашу парочку пристально, секунд тридцать. Не нравились вы ему. Редкий женоненавистник, предпочел бы, чтоб было наоборот. Не такая тихая, рассудительная, дисциплинированная девка. Не такой красивый, смелый сопляк… Вы вернулись по истечению срока - через четыре часа. Одновременно спрыгнули на землю. Ведьма сложила всем народам известный жест.
- Так его, Аль!..
Сука. Все они суки. Конечные. Я их ненавижу. Всех ненавижу!!!!.. Стон, всхлип бессильной злобы, губы кривятся, слезы и слюни по подбородку текут, тебя оттолкнул с силой, ты о ножку кровати затылком ударился… голова откинулась, рожа страдальческая, кукольная… треснувшая. Попрощались. Да, я только попрощаться с тобой хотел, я отцу писал, чтобы этих двоих… к едрени матери из академии, за моральной непригодностью. Ты бы мне физиономию, конечно, разбил. Разговаривать бы не стал до конца дней своих, взгляды бы косые бросал, или не бросал вовсе… но не мог я их простить, понимаешь?!! Не мог!.. Не мог их простить, Алекс, не мог, понимаешь, не мог… ведь они же знали про меня все, абсолютно все знали, как ты… но тебя я не мог ненавидеть. На четвереньках подполз, сжал. Мой ты. На два часа до рассвета мой. "Остановись чудесное мгновение"… помню, ты читал это на третьем курсе в не костюмном спектакле, я участвовать не стал, думал, получится детский лепет, а на премьере плакал, вам даже премию какую-то дали… Остановись. Не исчезай. Замри. Прошу тебя, замри, останься со мной, и чтобы так было всегда… вот так, именно так, влажное тепло слез, пыльный пол, и ты, немое безупречное совершенство. Чувство абсолютной завершенности…
А к семи в дверь к нам постучали.
Удивительно ловко и привычно, ты выскользнул и пошатываясь с похмелья и недосыпу, еще не осознавая происходящего, вышел, несколько слов, свинцовая минута молчания, и только ручка скрипит по бумаге, замысловатая, изящная подпись, дверь распахивается во всю ширину, бьет о стенку, сыпется побелка с потолка, перст указующий обращается к Юрис. Обменялись квело словом заключительным… и он ушел, а ты вернулся. Сполз на кровать, не попадая по пачке, нашарил с пятой попытки папиросы, закурил. Я съежился в углу. Бить будешь. Не сейчас, потом. Я до очарование говнистым образом отнял у тебя чуть ли не самых дорогих друзей… я не люблю, когда что-то висит надо мной. Теперь не висит, теперь обрушилось, и только повторю мысленно: это не со мной, не со мной.
Сидишь тихо, прерывисто, деланно глубоко дышишь, успокоиться пытаешься. Спрашиваешь наконец тихо, будто самому стыдно, будто тоже мир рушится на глазах, а каменной пылью забивает глаза и легкие.
- Ты ей скажешь? - И все внутри оборвалось. Представил я себе широко раскрытые от удивления, непонимания и тошнотворной печальной покорности глаза Юрис…
- Юрис! - Немилосердно резко окликнул ее ты. Зашевелилась, стерва, мотнула головой, не поднимаясь со стола, отбарабанила какой-то марш кончиками пальцев по пустой бутылке, приходя в себя. Встала, вышла в коридор, вернулась, втащив за собой Сашу, опустила ее рядом со мной… благодетельница, мать ее. Мы молчали. Ты первый не выдержал. Рука с конвертом метнулась перед ней, преграждая путь, вид холодно-ожесточенный. Виноват. Ты-то в чем тут виноват!!? - На. Читай. Можешь, орать, можешь реветь, можешь мебель ломать, какую угодно истерику закатывать. Только знай: виноват я, чтобы поправить, что угодно сделаю. Слышишь? - Вскрыла, прочитала, посмотрела. Но с пониманием полным. Лучше бы она Так не смотрела… лучше бы плакала…
- И? - Ты выразительно пожал плечами. - Что теперь?
- Это личное предупреждение, через два дня будет исключение. У нас два дня. Это много.
- Я уезжаю, практика.
- Мы уезжаем.
- Не надо, заяц.
- Надо. Я так хочу. - Посмотрела испытующе, взвесила шансы, кивнула. Тяжело, как будто в обратную сторону ее грузом в тонну тянуло. Вышла. Неестественность, незаконченность происходящего меня убивала, да и любопытно было, завелся, потому я спросил.
- А чем виноват-то?!
- Знал, что ты что-нибудь подобное выкинешь, а заранее не подготовился. Понадеялся на авось… дурак я. - Кровь застучалась в ушах, и на секунду мне почудилась презрительная ухмылка у тебя на губах… было там что-то такое, только не насмешливое, не с высока, а грустное, отстраненное. Сигарету затушил. А мне все казалось, что ухмыляешься: "Мол, и что теперь?". А больше ничего не помню. Минут на пять. Потом водой холодной окатили, и руки до синяков впились с двух сторон. Оттащили, отбросили, рвусь вперед, Сильва матерится, на чем свет стоит, Квентин, мальчик курсом младше, и дружинник наш, Юрий, держат… а ты на полу, за горло держишься, хрипишь… придушил. Сорвался. И этого ты не ожидал.

София, вариация вторая, прерванная.

Клаус Барка, вариация третья.

Алекс Роу, сны.
Сон первый.

Сон второй.

Сон третий.

Сон третий, лихорадка, бред, кровь и слезы.



(с) Сандра 2005


Назад к оглавлению



(с) Jo.S. 2005-2017 (подбор материала, редактирование, кодинг и дизайн)